Журнал для профессионалов. Новые технологии. Традиции. Опыт. Подписной индекс в каталоге Роспечати 81774. В каталоге почта России 63482.
Планы мероприятий
Документы
Дайджест
Архив журналов - № 18 (180)'12 - СЛОВО РЕДАКТОРА
Полный постмодерн

Идея этого номера журнала родилась на выставке Рене Магритта в Вене, на которой мне довелось побывать во время профессионального тура в Австрию. Мир, открывшийся в великолепных залах галереи «Альбертина», потряс своей узнаваемостью и непохожестью. Каждая картина представляла собой бесконечную игру со смыслами, парадоксы логики, ирреальность сочетания персонажей и окружавших их предметов. Именно там я осознала, что «постмодернизм» — это не просто термин или понятие, не просто новое искусство и новая эстетика. Это — создание иной картины мира, которая особым образом воспринимается человеком и формирует его вкус. 
Изменилось не только искусство, но и зритель. Появилась не просто другая («после модерна») литература, но и читатель стал иным.
Во второй половине минувшего века экспансия цивилизации достигла своего апогея. Энергия цивилизованного человека, направленная во вне, заменила энергию человека культурного, устремлённую во внутрь. Духовность стала редуцировать к разуму, а ценности заменились информацией. Цивилизация «взбунтовалась» против человека, против культуры. Государство и высокие технологии превратили человека в объект, в автомат. 
Новая литература не осталась в стороне от этих процессов, апеллируя всё больше к разуму, а не к чувствам читателей. Мир постепенно становится текстом. Появляется метатекст, поп-арт, шизоанализ, интертекст. Читатель всё дальше отходит от смысла, занимаясь отгадыванием ребусов и загадок, предлагаемых писателями. Автор уходил в тень, становясь «проектом».
Интерактивные игры и нелинейная сетевая литература взрастили новый тип читателя, который сегодня не довольствуется пассивным чтением, а желает участвовать в «экшене», становится активным участником событий, описываемых в книге. Ещё в 1984 году вышел «Хазарский словарь» Павича, ставший бестселлером. После выхода этой книги критика заговорила о литературе нового типа, предшествующей Интернету. Позже, например, появился роман Павича «Ящик для письменных принадлежностей», организованный по принципу гипертекста, не говоря о том, что одну из глав книги, изданной миллионными тиражами, можно прочесть только в Сети. «Хазарский словарь» М. Павича, предоставляющий 2 млн. способов прочтения или «Код да Винчи» Дэна Брауна, заставляющий тысячи поклонников совершать поездки по местам, описанным в книге, или разгадывать опубликованные в ней криптограммы — всё это меняет и технику чтения, и его структуру. Сюда же относятся «книга — кроссворд», « книга-часы», «книга — гадание на картах», «книга-меню» и др., предоставляющие читателю возможность самостоятельного выбора сюжета и развития действия. «Вся нынешняя культура движется в направлении интерактивности».
Итальянский учёный и беллетрист Умберто Эко, сказал, что «постмодернизм не фиксированное хронологически явление, а некое духовное состояние» и что «у любой эпохи есть собственный постмодернизм». Он справедливо рассматривает его как поэтизацию духовного кризиса, своеобразного Апокалипсиса.
И в этом смысле дальше всех пошла Татьяна Толстая в своей постапокалиптической антиутопии «Кысь», живописующей распад мира и человека после уничтожения Культуры.

P.S. Россия отказалась участвовать в международной программе мониторинга школьников (PISA). Что дальше?

С любовью, Татьяна Филиппова, 
главный редактор журнала «Библиотечное Дело»



Тема номера

№ 21 (351)'19
Рубрики:
Рубрики:

Анонсы
Актуальные темы