Журнал для профессионалов. Новые технологии. Традиции. Опыт. Подписной индекс в каталоге Роспечати 81774. В каталоге почта России 63482.
Планы мероприятий
Документы
Дайджест
Архив журналов - № 11 (149)'11 - Вечные ценности
Драматическая книга судеб*



Лев Абрамович Мнухин, заведующий Международным
научно-консультационным отделом Дома-музея Марины Цветаевой, член Союза
писателей Москвы





 Ни одну библиотеку невозможно представить себе без словарей.
Орфографические и толковые, философские и историко-политические,
лингвистические, этические, иностранных слов и иностранных языков и, конечно,
энциклопедические — их бесконечное множество. Но существует особый вид словаря
— биобиблиографический или биографический.


Основу биобиблиографического или биографического словаря
составляют сведения об определённых лицах (представителях науки, литературы,
искусства, военачальниках, политических, общественных, религиозных деятелях и
др.), материалы в котором располагаются по алфавиту фамилий: от А до Я.



В России первым биографическим словарем был словарь Б. А.
Селлия «Каталог писателей, сочинениями своими объяснявших гражданскую и
церковную российскую историю» (1736, Германия, вышел в переводе на русский язык
в 1815 году). Выдающимся событием было издание «Опыта исторического словаря о
российских писателях»



И. И. Новикова (1772). В XIX–начале ХХ вв. справочные
биографические словари о русских писателях и учёных редактировали Г. Н.
Геннадии, Д. Д. Языков,



С. А. Венгеров, отдельные главы и фрагменты словарей было
принято публиковать в журналах и сборниках. В советское время биографических
словарей было выпущено немало. Издаются различные биографические словари и в
современной России.



В октябре 2010
г
. российскими и французскими учёными и изыскателями
была представлена публике совместная многолетняя работа — биографический
словарь «Российское зарубежье во Франции. 1919–2000» (в 3 т. / под общ. ред. Л.
Мнухина, М. Авриль, В. Лосской. — М.: Наука; Дом-музей Марины Цветаевой,
2008–2010). Это объёмное трёхтомное издание не просто биографический словарь
деятелей российской эмиграции, после революции 1917 года покинувших Россию.
Это, скорее, драматическая Книга судеб, посвящённая биографиям около 18 тысяч
россиян, ко многим из которых в полной мере можно отнести ставшими
хрестоматийными слова: «Россия, которую мы потеряли».



Годы кропотливого труда, по крупицам собранная информация
смогли отразить жизнь наших соотечественников в эмиграции без прикрас и
умалчивания. Только факты, документы и воспоминания легли в основу статей этого
словаря, значение которого для историков, литераторов, биографов, публицистов,
да и просто неравнодушных людей трудно переоценить.



Презентация трёхтомника прошла в Доме-музее Марины Цветаевой
в Москве и в Институте славяноведения в Париже, а одним из счастливых
обладателей этого уникального (тираж-то всего 1000 экземпляров!) издания стала
Центральная городская юношеская библиотека им. М. А. Светлова.



 



Об истории создания Словаря



Лев Мнухин, один из руководителей проекта:



Замысел проекта биографического словаря русской эмиграции во
Франции возник у авторов во время их работы над многолетним трудом «Русское
зарубежье. Хроника научной, культурной и общественной жизни. Франция: в 8 т.
1919–1975» (Москва, Париж, 1995–2002). При составлении Хроники вольно или
невольно у членов рабочей группы скапливалось множество материалов по
персоналиям. В результате эти папки персоналий в совокупности с именным
указателем Хроники и легли в 2002 году в основу нового проекта. В авторский
коллектив вошли французские и российские специалисты, занимающиеся историей
русской эмиграции во Франции, руководителями проекта стали профессор Сорбонны
Вероника Лосская (Париж) и Лев Мнухин (Москва).



Как известно, в сохранении культурного и научного наследия
Франция сыграла историческую роль крупнейшего центра российского зарубежья.
Неслучайно поэтому за границей идея создания обширного словаря русских
эмигрантов уже в начале 1960-х годов обсуждалась на страницах парижской газеты
«Русская мысль». Инициаторами написания своего рода «Золотой книги русской
эмиграции» тогда выступили историк и общественный деятель Пётр Ковалевский,
писатель Борис Зайцев, артист балета Сергей Лифарь и др. Это была первая
попытка сохранить для истории имена всех тех, кто и в эмиграции смог внести
свой посильный вклад в общее дело созидания новой жизни и творчества. Однако,
по различным причинам, в первую очередь финансовым, сбор материалов для
«Золотой книги», едва начавшись, был прерван. То, что не получилось в те годы,
пусть и не по всей русской диаспоре, а применительно лишь к Франции, удалось
выполнить в рамках только что завершившегося проекта.



Исходя из установленной для себя цели, составители словаря
стремились наиболее полно и всесторонне представить степень личного участия
наших русских эмигрантов в общественной, научной и культурной жизни как во
Франции в целом, так и в жизни самой русской диаспоры в этой стране (с
включением бывших французских колоний, в первую очередь Марокко и Туниса, где
русская диаспора была достаточно представительной). Новизна издания заключается
еще и в том, что впервые традиционные хронологические рамки анализа жизни
диаспоры были существенно расширены. В словарь вошли не только имена
представителей первых волн эмиграции и тех, кто выехал из России в последние
2–3 десятилетия. Мы включили также в словарь и тех потомков эмигрантов, которые
родились во Франции и не утратили внутренней связи со своими национальными
корнями, плодотворно работали или работают в разных профессиональных сферах,
активно участвуют в общественной и церковной жизни страны, принявшей их
родителей или предков. Словарь насчитывает около 18 000 справок и вводит в
информационный оборот, помимо широко известных имён, информацию на деятелей
второго, третьего рядов, что позволяет полнее представить сложную панораму
жизни и деятельности тех представителей русской эмиграции, которые оставили
свой (пусть даже не самый заметный) след как в русской, так и во французской
истории и культуре ХХ века. При этом практически не осталось ни одной не
охваченной словарём сферы деятельности русских во Франции.



Вот некоторые из них: политическая и общественная жизнь и
организация союзов, обществ, партий, благотворительность, образование и
воспитание, православная церковь, медицина, Русский экспедиционный корпус в
Первую и Сопротивление во Вторую мировую войну, наука и техника, культура во
всех её проявлениях, награды русским (560, награждённых орденом Почетного
легиона), спорт и др.



Поиски материалов шли по разным направлениям: работа с
существующими энциклопедиями и справочниками (русскими, французскими,
английскими), с периодическими изданиями, документами, архивами
(государственными, конфессиональными, общественными, личными) и базами данных;
работа с некрополями и описание кладбищ; обработка устных источников
(информация, полученная от потомков, коллег, самих информантов-персонажей
словаря и др.). При этом составители стремились к тому, чтобы содержание
справок было свободно от каких-либо идеологических оценок и интерпретаций фактов
биографии.



Наибольшую сложность представляла работа над последним
хронологическим отрезком рассматриваемого периода (1975–2000 гг.) ввиду
отсутствия печатной информации (порою даже в минимальном объёме) о деятельности
ныне здравствующих людей. В отдельных случаях составители сталкивались с
отказом от предоставления информации или публикации любых материалов о
персоналиях или их родственниках. Пытаясь восполнить этот существенный пробел,
составители на протяжении нескольких лет обращались через средства массовой
информации (парижская газета «Русская мысль», периодическое издание «Revue des
Etudes slaves», российский журнал «Медиатека», французское и московское радио и
телевидение, радио «Свобода» и др.) с просьбой помочь сведениями о деятельности
людей русского происхождения в современной Франции.



В отношении крупных деятелей науки и культуры составители
стремились ввести неизвестные или малоизвестные сведения. В связи с этим
сокращена хрестоматийная информация и более подробно рассмотрены факты «французской
биографии» персонажа. Например, для режиссёров и сценаристов кино указаны все
их основные фильмы, снятые во Франции. В справку об И. А. Бунине внесён
малоизвестный факт его пребывания на посту председателя Временного комитета по
организации русского литературного архива при Тургеневской библиотеке (1938), а
в справку о



Н. С. Гончаровой — сведения о безвозмездной передаче
собственных картин оргкомитету благотворительной лотереи в пользу Политического
Красного Креста. Справка о выдающемся русском танцовщике и хореографе С. М.
Лифаре включает в себя, помимо сведений о его профессиональной деятельности,
подробную информацию о его активнейшем участии в общественной жизни русского
Парижа.



С целью сделать издание более информативным и интересным
авторы не только вели поисковые работы в справочниках и архивах, связанных с
профессиональной деятельностью персонажей (инженеры, врачи, адвокаты и др.), но
и собирали по крупицам сведения об их увлечениях, занятиях спортом, участии в
любительских спектаклях и т. д. В справках можно теперь встретить информацию о
том, что, например, доктор медицины К. И. Львов руководил шахматными
соревнованиями в Париже, архитектор В. Л. Галльской из Марокко писал стихи,
адвокат Б. Ф. Никитин играл в любительской антрепризе, инженер-электрик



Г. А. Новосильцев играл в составе русского баскетбольного
клуба и так далее.



Составители взяли на себя смелость включить в словарь имена
тех деятелей, которые, хотя и не провели всю жизнь во Франции, но были с ней
связаны: учились во Франции, защищали диссертации, выступали с лекциями,
концертами, непосредственно сотрудничали с периодическими изданиями и книжными
издательствами, являлись почётными членами французских обществ и обладателями
почетных званий и наград за заслуги перед Францией. Например, в словарь вошли
приехавшие в Париж в 1926 году из разных стран участники Российского
Зарубежного съезда. В словарь включён целый ряд деятелей культуры, которых не
принято считать эмигрантами, но которые длительное время жили и работали во
Франции (пусть даже в дореволюционное время), а затем вернулись в СССР
(например, художники Н. Альтман, Л. Гудиашвили, Е. Кругликова и др.). И,
наконец, в виде исключения и очень избирательно в словарь введены лица французского
(или иного иностранного) происхождения, связавшие свою многолетнюю деятельность
(творческую, благотворительную, общественную) с жизнью российской диаспоры. Вот
только два примера.



Шарль Кенэ, аббат, историк литературы, благотворитель.
Защитил диссертацию по Чаадаеву. С 1922 вёл общественную и благотворительную
деятельность в пользу русских эмигрантов. Оказывал материальную помощь
Парижской казачьей студенческой станице, финансировал издание журнала
«Станица». Был избран почётным членом Союза казаков-комбатантов. Другой
французский священнослужитель, Лев Жиле, принял православие, служил в
православной церкви Св. Женевьевы в Париже в течение десяти лет. Участвовал в
Русском студенческом христианском движении (РСХД). Трудился в качестве
духовника русских заключённых в Париже (до 1938 г.). Можно вспомнить и
директора Русской Политехнической школы в Париже, одного из основателей
Богословского института Пола Андерсона, основателя школы славистов-русистов во
Франции, члена ряда русских общественных организаций Пьера Паскаля и др.



Кроме того, в словарь введены имена известных деятелей
науки, культуры, просвещения, крупных чиновников, промышленников,
военачальников и др., которые, эмигрировав во Францию, не смогли продолжить
свою деятельность в изгнании в силу разных причин (по состоянию здоровья,
будучи в преклонном возрасте, по социальным условиям и пр.). Например, генералы
В. М. Васильев († 1922, Ницца), А. В. Барятинский, князь (†1924, Ментона), Н.
Л. Меликов (†1924, Париж), промышленник Е. Ф. Да­выдов († 1933, Ментона),
бывший витебский губернатор Н. П. Галахов († 1936, Париж), бывший директор
Русско-французского банка в С.-Петербурге



М. М. Ланской (†1924, Париж), писательница С. А. Савинкова
(†1923, Ницца) и др.



Авторы стремились к соблюдению единой схемы в структуре
справок. В то же время она не всегда могла быть выдержана достаточно строго по
причине явной недостаточности информации о деятельности того или иного
персонажа во Франции. При этом нередко находились сведения об общественной
деятельности лица (в союзах, обществах, движениях, партиях и т. д.), в то время
как данных о его профессии и основных местах работы обнаружить не удалось.



При общих требованиях к стандарту выдержать стилевое
единство справок не всегда оказывалось возможным ввиду специфики источника
(письменного или устного), а также пожеланий родных и близких (или самого
человека), настаивающих на включении тех или иных сведений в текст справки (или
их исключении).



В ходе работы перед составителями возникали общие для такого
рода изданий проблемы. Одна из них касается национально-территориального
принципа отбора персоналий. Многонациональная диаспора объединяла выходцев из
мест бывшей Российской империи, границы которой менялись в разные периоды
времени, а также (в будущем) Советского Союза. В частности, в конце XIX–начале
ХХ в. часть территории Польши, стран Балтии, Бессарабия и ряд других территорий
находились в сфере влияния Российской империи. Свои коррективы внёс и
территориальный раздел 1939–1940 гг. Следует принять во внимание и тот факт,
что большинство зарубежных справочников в таких случаях указывают, как правило,
место рождения: «Россия».



Другая проблема связана с расхождением имен и фамилий, дат
рождения и смерти, старого и нового стиля и т. д. С этой трудностью
сталкиваются составители всех справочников. К сожалению, устные источники
(информация, полученная от родственников) и мемуары (а порой и документы) тоже
не вносят ясности в этот вопрос, иной раз они, наоборот, ещё и запутывают его.
Примером могут служить существенные изменения даты рождения Н. Тэффи (в
документах для парижского Земгора она собственноручно убавляет свой возраст на
13 лет), А. Присмановой (в анкете для будущего словаря русских писателей она
указывает дату своего рождения 1898 вместо настоящей — 1892), три разных даты
рождения можно встретить в справочниках у актрисы театра и кино Елизаветы
Кедровой. Отличаются друг от друга даты рождения у журналиста князя А. П.
Макинского, приведённые во французских справочниках и на кладбищенской доске
(1902 и 1900) и т. д.



Существует и объективное объяснение, связанное с искажением
информации по разным причинам (устройство на работу, учёба, получение
документов, виз и пр.), сменой фамилии (в связи с замужеством, артистической
карьерой, использованием псевдонима и т. д.). В этих случаях там, где это
возможно, приводятся основные варианты имени и фамилии, включая очевидные
разночтения, а также обе даты (рождения) в соответствии с новым и старым
стилем. В подавляющем же большинстве случаев стиль установить не представлялось
возможным. Попутно следует отметить, что в документах и на кладбищах не всегда
точно выполняли условия перехода на другой стиль (вместо 12 прибавляли или
отнимали 13 дней по отношению к дате ХIХ в.).



В некоторых моментах (там, где известны год кончины и возраст)
дата рождения устанавливалась простым вычитанием и поэтому может отличаться от
истинной в ту или другую сторону на год (в словаре она помечена звёздочкой).
Приоритетными считаются даты и фамилии, помещенные на кладбищенских плитах и
зафиксированные в архивах некрополей.



При характеристике образования, если (в силу разных причин)
возникают сомнения в том, что человек окончил учебное заведение, в справке
фиксируется: «учился в…» Основные родственные связи (родители, дети, супруги,
братья и сёстры) указаны, за редким исключением, только в тех случаях, когда
имя родственника входит в содержание словаря. В связи с тем что большинство
эмигрантов были участниками мировой (Первой) и Гражданской войн и придавали
этому особое значение, применительно к военной эмиграции, как правило, на
первом месте в разделе «Профессия, деятельность» указывается офицерское
воинское звание, принадлежность к гвардейским полкам и т. д. Участие в
Гражданской войне на стороне Красной Армии оговаривается отдельно.



Для названий периодических изданий, если не указано место
издания, то это Париж. Для часто встречающихся названий, таких как «Новое
русское слово» (Нью-Йорк), «Воля России» (Прага), «Дни» (Берлин, до переезда в
Париж) и т. п., также не указывается место издания. Полностью эти данные
приведены в разделе библиографии в конце третьего тома.



Названия городов и селений даются с указанием их
департамента. Для больших и часто встречающихся в тексте городов, таких как
Бордо (деп. Жиронда), Гренобль (деп. Изер), Канны (деп. Приморские Альпы),
Лилль (деп. Нор), Лион (деп. Рона), Марсель (деп. Буш-дю-Рон), Нанси (деп. Мерт
и Мозель), Нант (деп. Атлантическая Луара), Ницца (деп. Приморские Альпы),
Страсбург (деп. Нижний Рейн), Тулон (деп. Вар) и Тулуза (деп. Верхняя Гаронна),
названия департаментов опущены. Аналогично для парижского предместья
Сент-Женевьев-де-Буа не указывается, что оно находится «под Парижем».



Сопроводить каждую справку ссылками не представлялось
возможным, прежде всего из-за огромного количества персоналий и использованных
источников. Кроме того, значительная часть сведений была получена от
французских коллег, родственников, друзей и потомков, ныне здравствующих людей
— через устные беседы, частную переписку, информацию, размещаемую на личных
электронных сайтах. Учитывая все эти условия, составители сочли необходимым
поместить основной список использованной справочной литературы в конце
последнего тома.



Необходимо признать, что в некоторых справках есть досадные
пробелы: в отдельных случаях даже не удавалось раскрыть имя и отчество
персонажа. Учитывая все эти обстоятельства, авторы словаря выражают надежду,
что после выхода книг откликнутся люди, желающие внести поправки и дополнения.
Все отзывы, замечания и уточнения будут приняты с благодарностью и внесены в
будущую базу данных биографического словаря.





Тема номера

№ 21 (303)'17
Рубрики:
Рубрики:

Анонсы
Актуальные темы