Журнал для профессионалов. Новые технологии. Традиции. Опыт. Подписной индекс в каталоге Роспечати 81774. В каталоге почта России 63482.
Планы мероприятий
Документы
Дайджест
покупка светоотражающие браслеты в Питере
предлагаем фундаментные болты купить на нашем сайте kernmetal.ru
Архив журналов - № 3 (141)'11 - Зарубежные библиотеки: стратегия развития
История книжной коллекции









Владимир Евгеньевич Колупаев, ФГУ «Российская
государственная библиотека», исследовательский центр «Христианская Россия»,
кандидат исторических наук, Москва



 О поступлении книг русско- язычного брюссельского издательства «Жизнь с Богом» после
его ликвидации в 2000 г.
в итальянский центр «Христианская Россиия» уже писалось на страницах журнала
«Библиотечное дело». В данном же материале речь идёт о коллекции книг, которые
в составе поступившего из Брюсселя фонда влились в библиотечное собрание по
тематике Русского Зарубежья.


Это книги, можно сказать, «made in USA»: они выпущены
издательством имени Чехова (“Chekhov Publishing House”), существовавшем в
Нью-Йорке в 1951– 1956 гг. Издательство печатало продукцию на русском языке
универсального содержания. Библиотека «Амбивери» при фонде «Христианская
Россия» в Сериате располагает уникальной коллекцией таких книг. В своё время
все они были подарены издательством имени Чехова основательнице и директору брюссельского
дома Ирине Михайловне Посновой.



Сопоставив некоторые факты, а также обратившись к имеющимся
в архиве «Христианской России» документам, мы можем открыть некоторые
малоизвестные страницы и воссоздать историю уникального явления русской
зарубежной книжной культуры в контексте развития социально-политической истории
второй половины XX века. Своё слово также могут сказать и сами книги, если мы
обратимся к ним de visu.



Издательство было создано как подразделение
«Восточно-Европейского фонда» (“East European Fund”), который осуществляет
исследовательские проекты на базе старейшего и авторитетнейшего в США
Колумбийского университета (Columbia University). Фонд был создан в 1936 г. в США, в штате
Мичиган. Известно, что в его основу были заложены средства, полученные от семьи
автомобильных магнатов Фордов. За прошедшие десятилетия благодаря грамотной
инвестиционной политике Фонд Форда превратился в одну из крупнейших
международных благотворительных организаций.



Фонд Форда — независимая неприбыльная неправительственная
организация, осуществляющая свою деятельность под руководством Совета
попечителей. В настоящее время она уже не имеет отношения к компании «Форд
Мотор Компани». В состав Совета попечителей входят видные политические и
общественные деятели из разных стран, а также руководители ведущих корпораций.
Штаб-квартира Фонда находится в Нью-Йорке, а его представительства открыты во
многих странах мира. Со времени основания Фонд Форда выделил более 8 млрд
долларов в виде грантов и займов.1



Инициатива по созданию новых центров интеллектуального
общения на междисциплинароной основе появилась в результате поддержки со
стороны частных фондов, в послевоенный период, что повысило значение в Америке
видных историков и представителей интеллектуальной элиты из числа русских
эммигрантов. Кстати, в состав Колумбийской университетской библиотеки входит
Бахметьевский архив, одно из крупнейших хранилищ материалов русской эмиграции.2
Финансировал работу издательства имени Чехова фонд Форда (Ford Foundation).
Идея создания издательства принадлежит Джорджу Фросту Кеннану (George Frost
Kennan) 3 (1904–2005), американскому дипломату, советологу и публицисту. В
молодые годы Дж. Кеннану изучал русскую историю и русский язык, с 1927 г. он работал в
различных американских дипломатических миссиях в Таллине, затем в Риге, с 1933 г. — в Москве, затем с
перерывам вновь в Москве (в 1945–1947 и 1952–1956 гг.). Занимая на родине
различные посты в государственных структурах, так или иначе связанных с
Россией, Дж. Кеннан был сведущим в истории дипломатом. Он понимал реальное
положение вещей.4 Он также посвятил себя научной, литературной и общественной
работе. Дж. Кеннан автор двухтомных «Мемуаров» (1967 и 1972)5 и нескольких
капитальных работ по истории взаимоотношений США и СССР.



«Вот уже больше двух десятилетий, как Россия у меня в крови.
Есть у меня какое-то таинственное к ней влечение, которого я не могу объяснить
даже самому себе», — писал Дж. Кеннан. Пониманию целей, которые он ставил перед
собой, создавая русское эмигрантское зарубежное издательство, могут его
собственные мысли, изложеннные в статье «Америка и русское будущее»6: «в какие
формы должно вылиться это новое русское мировоззрение, каким должен быть новый
русский порядок ... Признавая, что форма правления является внутренним делом
России и допуская, что она может резко отличаться от нашей, мы одновременно
имеем право ожидать, чтобы выполнение функций государственной власти не
переходило ясно начертанной границы, за которой начинается тоталитаризм...
Никакая правящая группа не захочет признаться в том, что она может править
своим народом, только обращаясь с ним как с преступниками... Нигде на земле
огонёк веры в человеческое достоинство и милосердие не мерцал так неровно,
сопротивляясь налетавшим на него порывам ветра. Но этот огонёк никогда не
угасал; не угас он и теперь даже в самой толще России; и тот, кто изучит
многовековую историю борения русского духа, не может не склониться с
восхищением перед русским народом, пронесшим этот огонёк через все страдания и
жертвы.





История русской культуры свидетельствует о том, что эта
борьба имеет значение, выходящее далеко за пределы коренной русской территории;
она является частью, и притом исключительно важной частью, общего культурного
прогресса человечества. Чтобы убедиться в этом, стоит только посмотреть на
уроженцев России и людей русского происхождения, проживающих в нашей среде, —
инженеров, учёных, писателей, художников...».7



К работе в Издательстве Дж. Кенан привлёк русский персонал,
на должность директора он пригласил Николая Романовича Вредена (1901–1955),
участника контрреволюционного движения. После поражения белых армий в
гражданской войне Н. Вреден через Финляндию бежал в Копенгаген, затем,
нанявшись на американский грузовой пароход кочегаром, в 1920 г. прибыл в Нью-Йорк. В
Америке он внимательно следил за выходившей россикой, с 1941 г. входил в
редакционный совет «The Russian Review», одновременно занимался переводами,
причём он брался только за те книги, которые, с его точки зрения, были полезны
американцам для формирования правильного представления о России и Советском
Союзе.



Главным редактором издательства стала Вера Александровна
Шварц (урождённая Мордвинова) (1895–1966), литературный критик, социолог. Во
время событий 1917 г.
она сочувствовала революции, сблизилась с меньшевиками, однако после победы В.
И. Ленина над внутрипартийной оппозицией была вынуждена уехать из России, жила
в Берлине, Париже, с 1940 г.
оказалась в США. Свои печатные работы Шварц подписывала псевдонимом Вера
Александрова, она была сотрудником редакции журнала «Америка» (1946–1948), в 1963 г. выпустила книгу,
посвящённую истории советской литературы “A History of Soviet Literature,
1917–1962”. По своим убеждениям В. Александрова была социал-демократом и
относилась к событиям в СССР не как эмигрант, а как внутренний оппозиционер
режима.



Общественный совет при редакции возглавила младшая дочь
писателя графа Л. Н. Толстого Александра Львовна Толстая (1884–1979). В 1920 г. А. Толстая была
арестована, сидела в Лубянской тюрьме, затем была отпущена на свободу, летом 1929 г. её пригласили
прочитаь цикл лекций об отце в Японии, из этой поездки она не вернулась.
Проживая в США А. Толстая стала известна как председатель Толстовского фонда,
помогавшего русским беженцам, особенно военнопленным, фонд стал настоящим
центром русской эмигрантской жизни, открыв свои филлиалы во многих странах
мира, фонд оказал помощь более 70 000 человек. Очевидно, что именно близкое
знакомство



А. Толстой с И. М. Постновой, также живо участвовавшей в
европейской судьбе Русского Зарубежья, отразилось в том, что в Брюссель была
направлена большая коллекция книг Издательства имени Чехова. Татьяна Львовна,
будучи прекрасным администратором, не осталась в стороне от творческого
процесса, в 1953 г.
Издательство подготовило и выпустило её книгу «Отец»1, где содержатся
воспоминания, документы, письма и личные впечатления, посвященные великому
писателю.



Программу издательской деятельности составил известный в
зарубежье писатель, вошедший в историю, как Марк Алданов (настоящие имя и фамилия
— Марк Александрович Ландау, 1889–1957). С 1918 г. он жил во Франции,
во время Второй мировой войны переехал в США. В течение всей своей жизни М.
Алданов писал исторические повести, хронологически они охватывают период от
времени Екатерины II до смерти Иосифа Сталина. В своей книге «Ульмская ночь»,
выпущенной Издательством имени Чехова в 1953 г.,



М. Алданов определял смысл исторического процесса как
извечную борьбу «добра-красоты» с «мрачными явлениями царства случая». Известен
вклад историка М. Алданова в дело научного изучения российской истории на
американском континенте. Он был основателем и издателем одного из трёх научных
периодических изданий появившихся в США в период с 1920 по 1980 гг., это «Новый
журнал», который был основан в 1946
г
. Журнал часто публиковал статьи и рецензии русских
историков эмигрантов.2



В качестве издательской марки на всех книгах издательства
имени Чехова присутствует символическая композиция — фигура Статуи Свободы,
поднимающаяся из раскрытой книги. Это символизирует, что знание, чтение,
литературное слово и творческое осмысление дают человеку настоящую свободу.



Деятельность Издательства имени Чехова — явление эпохальное:
несмотря на короткое время своего существования, оно сумело издать
колоссальный, по объёму и глубинный по содержанию книжный мир. Книги
издательства имени Чехова являются одними из самых известных в зарубежье. Всего
с 1952 по 1956 гг. было издано 178 наименований книг, принадлежащих 129
авторам, среди них — художественная проза, мемуары, исторические и философские
работы, а также популярная литература. В редакционный портфель попадали
произведения русской дореволюционной классики, нежелательные с точки зрения
советской идеологии и потому не переиздававшиеся в СССР; сочинения писателей
русского зарубежья, причём здесь внимание уделялось авторам второй волны
эмиграции; работы советских писателей, находившиеся под негласным запретом на
родине; печатались также и переводные сочинения. Книги снабжались вступительным
словом или небольшой статьей, написанной от имени редакции, где сообщались
сведения об авторах произведений. Издания сразу завоевали рынок. Они были
востребованы читательской средой. Принцип доступности выражался в новой
орфографии и в дешевизне продукции — то были сшитые книжки без переплёта, с
тетрадками на клею, напечатанные на дешёвой бумаге. Тиражи научной литературы в
среднем составляли 5 000 экземпляров, художественной литературы 20 000
экземпляров.10



Книги издательства имени Чехова, направленные из Нью-Йорка в
Брюссель, легли в основу библиотеки имени Владимира Соловьева при русском
католическом приходе и центре “Foyer Oriental Chretien”, ныне включены в наш
фонд и готовы раскрыть перед читателями и исследователями содержащееся в них
культурное наследие и способствовать расширению интеллектуально-информационного
пространства, связанного с российской историей XX века.





Тема номера

№ 20 (326)'18
Рубрики:
Рубрики:

Анонсы
Актуальные темы