Журнал для профессионалов. Новые технологии. Традиции. Опыт. Подписной индекс в каталоге Роспечати 81774. В каталоге почта России 63482.
Планы мероприятий
Документы
Дайджест
Юбки льняные www.argnord.ru.
срочный прием стали цена за кг для вас на сайте Vtortehmix.Ru
Архив журналов - № 11 (125)'10 - Методическая работа
Пессимистам в этой профессии делать нечего


Светлана Михайловна Гришина, директор МУК «Березовская централизованная библиотечная система», доцент Уральского государственного университета – УПИ, института образовательных информационных технологий, кандидат педагогических наук, Свердловская область, г. Берёзовский


Пожалуй, ни одна из библиотечных специальностей не подвергалась обсуждению с такой завидной регулярностью, как методическая. В чём сущность методической деятельности? Чем должны заниматься методические службы, какими кадрами они должны быть укомплектованы?


Эти вопросы за последние двадцать лет неоднократно поднимались как теоретиками, так и практиками библиотечного дела. Ответы на них варьировались от радикальных («методические отделы сегодня не нужны») до неопределённых («нужны, но должны заниматься обучением, рекламой, разработкой методических рекомендаций, помогать администрации, зарабатывать деньги…») — список был бесконечен). Именно методические отделы начали переименовываться в начале 1990-х годов, при этом разброс наименований был также достаточно широк: от «отдела организации и развития» до «инновационного и маркетингового». Так, А. Н. Ванеев насчитал около 19 вариантов названий. По его мнению, это те же методические отделы, только с урезанными функциями. На помощь призывался зарубежный опыт — дескать, нет за рубежом методических служб, и живут себе библиотеки прекрасно. Но при этом срабатывал фактор неполного знания: например, какая специальность скрывается у зарубежных коллег за красивыми словами «супервайзер», «менеджер», «консультант»?.. При более тщательном рассмотрении часто выясняется, что скрывается именно специальность методиста.
Причин для такого отношения к этой специальности в библиотечном мире России немало — от национальной черты бросаться в крайности, до объективных экономических. Но пока эта специальность существует и изменяется вместе со всей библиотечной теорией и практикой.
Немало работ библиотековедов и библиотекарей-практиков посвящено сущности методической работы. Среди исследователей этой проблемы — Ю. Н. Авраева, С. А. Басов, Б. Н. Бачалдин, А. Н. Ванеев, Г. М. Кормишина, И. М. Суслова. Этот список можно продолжить. Функции методиста описаны и разобраны в самых разнообразных комбинациях. Немало статей написано и практиками. Но, несмотря на многолетнее изучение методической деятельности библиотек, она остаётся до конца непознанной. Чем это объясняется? Наверное, можно найти множество причин. Но одна лежит на поверхности: при изучении сущности, методов, функций, задач и целей этой работы как-то в стороне оказывалась личность методиста, носителя профессии. А собственно кто он такой — методист библиотеки? Или — каким он должен быть?
Лично я, более двадцати лет проработавшая в методических службах областных библиотек, всегда затрудняюсь при ответе на прямой вопрос: для чего нужен методист в библиотеке. На него трудно ответить коротко, да и в каждой библиотеке ответ будет разным. Ещё сложнее ответить на вопрос, какие специалисты должны и могут быть методистами. Можно ли составить перечень профессиональных и личностных качеств так, чтобы о человеке, ими обладающим, можно было бы сказать: «Так вот он какой — методист!»?
Именно такую попытку предприняли авторы научно-методического пособия «Методист библиотеки: формула успеха» Ю. Б. Авраева и Э. С. Очирова (М.: Либерея, 2008). Теоретические идеи, изложенные в пособии, основаны на целом ряде исследований, проведённых в основном в Бурятии и Иркутской области.
Знать, уметь, быть
В первой же главе «Научные основы развития личности методиста библиотеки» предложена модель методиста библиотеки, основанная преимущественно на структурном подходе. В соответствии с ним личность методиста рассматривается как совокупность взаимосвязанных подструктур: знать, уметь, иметь (быть). Структурный подход при исследовании был дополнен и компетентностным подходом, хотя, как признаются авторы пособия, это было значительной проблемой, в связи с отсутствием профессиограммы методистов, которая бы отвечала современным стандартам и включала общие принципы, права, обязанности и правила поведения методистов, специальные требования к ним. Интересно подробнее рассмотреть предложенную модель, составленную с использованием метода экспертных оценок. В качестве экспертов выступили руководители библиотек.
Первый блок — «знать» — самый большой по объёму; только простое перечисление необходимых знаний занимает почти страницу. Это знание различных теорий, документов, фактов, технологий, форм и методов, изданий и т. д. Каждое из них действительно важно в эффективной деятельности специалиста, но на практике, к сожалению, методистов с таким багажом знаний найти практически невозможно.
Второй блок — «уметь» — включает в себя три группы умений: умения и навыки в области управления и методической работы, умения и навыки в области новых технологий и разработки целевых программ и проектов, и умения и навыки в области инновационной деятельности, внедрения передового отечественного и зарубежного опыта. По мнению авторов пособия для методиста является важным не только умения и навыки профессионального характера, но и умение «добиваться, чтобы каждый библиотекарь на своём рабочем месте работал добросовестно и с полной отдачей». Среди умений, появившихся в последнее время, отмечено умение проводить управленческое консультирование по самым актуальным вопросам.
Третий блок модели — «иметь (быть)» — объединяет такие оценочные критерии, как способности (личные качества), профессионализм (деловые качества), опыт. Понимание невозможности однозначной связи эффективности профессиональной деятельности с теми или иными личными качествами позволило авторам сделать очень важный вывод: причин, определяющих успешность профессиональной деятельности, много, но главная среди них одна — неравенство индивидуальностей, то есть способностей, личных характеристик.

Модель для сборки


Особенно ценным, на мой взгляд, в связи с определением модели методиста библиотеки, стало составление авторами своеобразного приложения — структуры современной профессиональной деятельности методистов. И хотя можно поспорить с авторами по поводу расстановки приоритетов в направлениях деятельности (в частности, первым предложено профессиональное и социальное партнёрство, а, например, информационно-аналитическая деятельность — только на 5-м месте). Также выделение издательской деятельности как результата работы по всем направлениям мне тоже представляется не бесспорным. Но такое краткое и ёмкое обобщение всего объёма методической деятельности, при этом к каждому виду деятельности определены необходимые знания, умения и навыки, заслуживает восхищения. Авторам удалось обобщить все виды деятельности по шести основным направлениям: профессиональное и социальное партнёрство, проектная и законотворческая деятельность, инновационная и научно-исследовательская деятельность, обучающая деятельность, информационно-аналитическая деятельность, организация консультаций, практической и методической помощи. Интересно было бы сравнить данную модель с моделью, которая получилась бы, выступи в качестве экспертов рядовые библиотекари. В чём бы эти модели совпали, чем бы отличались? Это может стать задачей для дальнейших исследований в этом направлении.
Интересным опытом можно считать и попытку типологии личности методиста, причём в пособии рассмотрены не только авторский подход, но и подходы других специалистов. Особенно мне нравится следующий вывод: одинаковых методистов нет, но всех их объединяют оптимизм и вера в будущее. Пессимистам нечего делать в этой профессии (а мы говорим именно о профессии, а не о должности).
Как известно, разнообразие методической деятельности делает сложным процесс непосредственной организации труда. Именно это является одной из причин того, что данный аспект проблемы до сих пор остаётся неизученным как в теоретическом, так и в практическом плане. Авторы пособия попытались обобщить имеющиеся по этому вопросу материалы и выявить основные особенности структуры содержания методической деятельности: делимость, динамичность, конкретность, взаимосвязь, универсальность. В пособии рассмотрены и вопросы использования новых информационных технологий в методической деятельности и, хотя эта тема не являлась основной, как мне кажется, эту проблему стоило бы рассмотреть глубже, исходя из общей задачи – повышения эффективности труда методистов, —что в современных условиях без использования НИТ практически невозможно.

«Мыслю, следовательно, действую»
Второй раздел пособия посвящён факторам профессиональной зрелости методиста библиотеки, также ранее практически не рассматриваемым в профессиональной литературе.
Прежде всего, это имидж методиста. «Методист — это не карьера, а признание профессионального опыта и разнообразных социальных талантов. Он не назначается, а выделяется из коллектива своим мышлением, ощущением компетентности, собственной эффективности и личным влиянием». Этот постулат можно считать принципиально важным при рассмотрении как методической деятельности в целом, так и её конкретного проявления в окружающую действительность — собственно имиджа.
Авторы приводят данные исследований, свидетельствующих о падении имиджа методиста в глазах библиотекарей при одновременном усложнении его профессиональной деятельности. Вопрос в том, всегда ли имидж методиста на сто процентов зависит от его личности или есть другие факторы, влияющие на его формирование, в том числе и внешние; например, какова роль директора, профессиональных изданий и, наконец, корпоративной библиотечной культуры в целом. И есть ли смысл в выделении отдельной корпоративной культуры методистов, как предлагают авторы, говоря при этом, что «информационно-методическая деятельность является объединяющей платформой для библиотечного дела»? Возможно, эффективнее было бы заняться формированием корпроративной культуры всей профессии (это призыв не только и не столько к авторам пособия, сколько к профессиональному сообществу в целом), в которой методисты смогли бы занять достойное место. И не станет ли отдельная корпоративная культура методистов ещё одним фактором, обособляющим методистов в профессии (а в реальной практике такая обособленность явно существует), вместо того, чтобы быть «объединяющей платформой»? Мне кажется это повод для размышлений, дискуссий и реальных действий к профессиональному сплочению. При этом необходимо отметить, что подход к составляющим корпоративной культуры методистов, предложенный авторами, оригинален и интересен и может быть использован при изучении корпоративной культуры библиотекарей в целом.
В пособии поднята очень интересная проблема — понимание ответственности как основы профессиональной состоятельности методиста. В нашем современном обществе, в котором никто ни за что не отвечает, проблема ответственности как личной, так и профессиональной является очень острой, должна обсуждаться на всех уровнях, и уровень методистов вполне может стать отправной точкой. Ещё лучше не обсуждать, а воспитывать в людях эту ответственность, и методисты, которые вольно или невольно, исходя из характера своей деятельности, оказывают воспитательное воздействие на библиотекарей, должны это делать, а значит, проблема ответственности методиста приобретает ещё большую остроту. Не случайно,авторы пособия выделяют девять аспектов ответственности методистов — не только перед библиотечным сообществом, но обществом в целом.
«Цикличность является одним из основных принципов, определяющих развитие окружающего нас мира, самого человека и в том числе его профессиональной жизни». Авторам пособия удалось определить особенности профессионального цикла методиста, выделив в нём четыре стадии: начало профессионального пути; стадия роста, признания, завоевания авторитета; период стагнации и стадию свертывания возможностей. Ещё более интересным нужно признать и выделение позиций, неизменных в течение всего цикла становления и развития методиста, — под этими принципами может подписаться каждый настоящий методист:
«Честь превыше всего» — речь не только о чести методиста как личности и профессионала, но и о чести библиотеки, системы, профессии.
«Право на право» — этот принцип о праве на оказание влияния на развитие библиотекарей, а уже через них — на развитие отрасли.
«Мыслю, следовательно, действую» — это принцип необходимости концептуального мышления, определяющего образ действия «руководствоваться в своей деятельности принципами текущей практической целесообразности и перспективного стратегического предвидения».
Авторы отмечают, что в настоящее время происходит заметное ускорение в развитии профессионального цикла методиста, связанное с общим повышением темпов жизни общества. Это требует более оперативного развития и самой личности методиста.
Нельзя не согласиться с утверждением авторов, что профессия методиста «плохо укладывается в какие-либо схемы вследствие своей гибкости и многоаспектности. И это продиктовано парадоксом профессии методиста изначально в неё заложенным – вечным поиском, стремлением к новизне и одновременно консерватизмом, неприятием стремительных перемен, порожденными двумя внешне противоположными базовыми целями методической деятельности: сохранением библиотечных традиций и одновременно использованием прогрессивных новшеств для поступательного движения библиотечного дела».
Своеобразным итогом проделанной работы можно считать предложенную в пособии формулу: успешность методиста = востребованность х (результативность = профессионализм). Как указывают авторы, эти три составляющие успешности методиста библиотеки взаимосвязаны: чем лучше профессиональные качества, тем результативнее деятельность, а, следовательно, и выше востребованность конкретного специалиста и методических услуг вообще. И наоборот, чем ценнее методист, тем выше ожидания библиотекарей и руководства результатов, а значит, ему необходимо постоянно подтверждать и поднимать свой профессиональный уровень, что ведёт к повышению эффективности деятельности, разработке и внедрению действенных методов, приёмов и форм методического обеспечения.
К сожалению, современная картина такова, что кадровый кризис всей отрасли особенно остро ударил по методистам. Они и раньше оставались штучным товаром, а в периоды кризисов, специалисты, обладающие всеми необходимыми качествами, легко находят работу за пределами библиотечного дела.
Конечно, в пределах научно-практического пособия, рассмотреть все проблемы, касающиеся личных и профессиональных качеств методистов библиотек невозможно. Но начало положено — и довольно успешно. Ещё одна сторона таинственной методической деятельности приоткрыта. Данное издание легко может дать начало серьёзному обсуждению методической деятельности на страницах профессиональной печати. Тем более что в пособие есть моменты, носящие дискуссионный характер, требующие вдумчивого изучения. Дискуссия будет более плодотворной, если в ней примут участие и теоретики, и практики библиотечного дела, а среди практиков не только директора библиотек и сами методисты, но и библиотекари, для помощи которым, в конечном счёте, методические службы и создавались.

С автором можно связаться:
svgrishina@yandex.ru


Авраева Ю. Б. Методист библиотеки: формула успеха: научно-метод. пособие / Ю. Б. Авраева,
Э. С. Очирова. — М.: Либерея-Бибинформ, 2008. —
96 с. — («Библиотекарь и время. XXI век». Вып. 100

В статье ставится вопрос о тех личностных и профессиональных качествах, которыми должен обладать методист.
Методическая работа, библиотечные кадры, личностные качества библиотекаря
The article raises the question about the personal and professional qualities, which should have methodologist.
Methodical work, library staff, personal qualities librarian

Тема номера

№ 16 (370)'20
Рубрики:
Рубрики:

Анонсы
Актуальные темы