Журнал для профессионалов. Новые технологии. Традиции. Опыт. Подписной индекс в каталоге Роспечати 81774. В каталоге почта России 63482.
Планы мероприятий
Документы
Дайджест
Здесь лучшие аудиометры.
Архив журналов - № 9 (123)'10 - Библиотеки Орловщины
170 лет на ниве просвещения







Валерий Бубнов, Юлия Жукова, Наталья Шатохина, Виталий
Сидоров

История Орловской областной публичной библиотеки им. И. А. Бунина (до 1992 года — Орловской областной универсальной научной библиотеки им. Н. К. Крупской) отражает все идеологические и социально-культурные процессы жизни российской провинции за два века.
 


История Орловской областной публичной библиотеки им. И. А. Бунина (до 1992 года — Орловской областной универсальной научной библиотеки им. Н. К. Крупской) отражает все идеологические и социально-культурные процессы жизни российской провинции 
за два века.



Отправной исторической точкой становления библиотеки является знаменитый циркуляр Министерства внутренних дел №777 о заведении в губерниях публичных библиотек для чтения, датированный 5 (17) июля 1830 года и разосланный в 50 губерний Российской империи.
Идейным вдохновителем распоряжения был президент Вольного экономического общества, граф Н. С. Мордвинов. Ещё в 1810 г. он обратился к правительству с просьбой сделать библиотеки при училищах «более доступными и полезными для воспитанников университетских и для посторонних».1 Он же предложил Министерству народного просвещения открыть в губерниях «народные книгохранилища» и «собрания редкостей естественных и искусственных» (то есть музеи и картинные галереи). В апреле 1830 г. Н. С. Мордвинов от собственного имени и от имени Вольного экономического общества писал Министру внутренних дел, что слабое развитие просвещения, экономики и благосостояния населения в российской провинции обусловлено «недостатком в губерниях средств к получению основательных о науках и искусствах разного рода сведений». Изменить ситуацию к лучшему он предлагал путём открытия в российских губерниях публичных библиотек, «в коих бы все жители могли пользоваться чтением книг, выходящих по крайней мере на российском языке, и в коих могли бы составляться общие подписки на получение литературных и ученых журналов».2
Рассмотрев предложение Н. С. Мордвинова и признав его полезным, МВД подготовило специальное распоряжение об открытии публичных библиотек в губернских городах, датированное 5 (17) июля 1830 г., и циркулярно разослало его в 50 губерний Российской империи. Все заботы о способах учреждения публичных библиотек возлагались на губернаторов. Им было приказано провести специальные совещания, на которые приглашались губернские предводители дворянства, директора гимназий и других учебных заведений, а также «прочие любители полезных занятий со стороны дворянства и купечества».3 В задачу совещаний входило скорейшее определение подходящих для библиотек помещений, назначение попечителей и библиотекарей, а также составление подробных правил содержания и работы библиотек.
Получив циркуляр, Орловский губернатор Аркадий Васильевич Кочубей поспешил исполнить предписание: 19 (31) августа 1830 года он собрал губернского предводителя дворянства
П. В. Милорадовича, директора гимназии В. В. Арсеньева и инспектора врачебной управы И. Ф. Каспари на специальное совещание, которое и выработало основные правила для губернской публичной библиотеки.
Средства на первоначальное устройство и дальнейшее содержание библиотеки предполагалось собрать по добровольной подписке, объявленной повсеместно в губернии через полицию.
В пользу библиотеки предлагалось обращать все выписываемые дворянским депутатским собранием периодические издания, а также ежегодно выделять по 250 руб. из суммы земского сбора, определённой на содержание дома Дворянского собрания. Одним из источников финансирования будущей библиотеки был определён единовременный взнос в размере 5 рублей ассигнациями, который должны были вносить все читатели при первом её посещении.
Для управления делами библиотеки было предложено создать под председательством гражданского губернатора особый комитет из губернского предводителя дворянства, директора гимназии и инспектора врачебной управы. Отмечалось, что полезно было бы привлечь к работе комитета уездных предводителей дворянства и дворянских депутатов. Для ближайшего заведования библиотекой определялся библиотекарь, которого предлагалось назначать по выбору дворянства, причисляя его к государственным служащим наравне с другими чиновниками, то есть выплачивая ему жалование из сумм земского сбора (тех средств, что были определены на содержание дворянского собрания) и предоставляя ему право повышения в чинах за выслугу лет. В качестве кандидата на должность первого библиотекаря собрание выдвинуло коллежского секретаря Дмитрия Васильевича Пушешникова.
Наиболее удобным местом для размещения губернской публичной библиотеки было признано здание Дворянского собрания, где на втором этаже была выделена специальная комната. Открывать библиотеку предполагалось ежедневно с 10 до 12 часов по утрам и с 4 до 6 часов пополудни, кроме воскресных и табельных дней, которые считались выходными. Посетители библиотеки должны были самостоятельно выбирать для себя книги по алфавитному каталогу. Брать книги на дом запрещалось, читать их можно было только в библиотеке, поэтому помещение библиотеки оборудовалось специальными письменными столами с запирающимися ящиками, «дабы каждый читатель полученную им от библиотекаря книгу мог, по миновании назначенных для чтения часов, хранить в своем ящике с замком до прочтения оной».4
Правила, на которых предполагалось устроить губернскую публичную библиотеку в городе Орле, орловский губернатор А. В. Кочубей изложил в своём отношении к министру внутренних дел А. А. Закревскому от 21 августа (2 сентября) 1830 года.5 Выразив благодарность Н. С. Мордвинову за столь полезную идею, а издателям за готовность бесплатно прислать книги, А. В. Кочубей просил министра внутренних дел разрешить открыть Орловскую публичную библиотеку на изложенных им основаниях.
Просьба А. В. Кочубея долгое время оставалась без ответа. Чиновники Министерства внутренних дел были заняты борьбой с сильнейшей эпидемией холеры и крестьянскими волнениями, вспыхнувшими во многих губерниях России, поэтому правила и уставы губернских публичных библиотек, а также просьбы губернаторов о разрешении обслуживания читателей не рассматривались. Только в 1832 г. МВД вновь сочло удобным вернуться к устройству публичных библиотек в провинциальных городах России. Представленный А. В. Кочубеем проект был утверждён без изменений, даже разрешено было использовать на содержание библиотеки часть суммы земского сбора. Вообще, суммы земского сбора имели своё строго определённое назначение и использовать их на другие нужды (в том числе устройство и содержание публичных библиотек) было строжайше запрещено. Однако орловскому губернатору министр внутренних дел разрешил воспользоваться земской суммой, поскольку, во-первых,
А. В. Кочубей просил лишь незначительную её часть (всего 250 руб.), а во-вторых, сама библиотека должна была помещаться в здании Дворянского собрания.
В предписании от 18 (30) июля 1833 г. министр внутренних дел распорядился открыть губернскую публичную библиотеку в г. Орле на предложенных
А. В. Кочубеем основаниях.6 Но когда год спустя министерство потребовало от орловского губернатора представить каталоги библиотеки и отчёт о её деятельности за истёкший год, оказалось, что библиотека ещё не открыта.
А. В. Кочубей поспешил донести, что фонд орловской библиотеки составляют лишь «Коммерческая газета» и «Журнал мануфактур и торговли», присланные из министерства финансов, других же пожертвований ни книгами, ни деньгами до этого времени не поступало. В силу этих обстоятельств он и не смог выполнить предписание от 18 (30) июля 1833 г. и открыть библиотеку. В заключении А. В. Кочубей заверил, что принимает самые деятельные меры к созданию библиотеки, но не преминул отметить, что достичь успеха в этом деле он не надеется «как по малому числу дворян имеющих своё всегдашнее пребывание в Орле, так и потому что чтение полезных книг не вошло в употребление прочих классов здешних жителей преимущественно занимающихся хлебною и молочною торговлею».7
За устройством публичных библиотек в губернских городах внимательно следил и Николай I. Ознакомившись с отчётами министерства внутренних дел, он пришёл к выводу, что над публичными библиотеками должна осуществляться более жёсткая цензура. В результате губернские публичные библиотеки были переданы в ведение министерства народного просвещения, где находились цензурные органы, осуществлявшие контроль за печатью, книгоиздательством и приобретением литературы из-за границы. Ознакомившись с делопроизводством об открытии губернских публичных библиотек, вёдшемся в министерстве внутренних дел, министр народного просвещения С. С. Уваров распорядился открыть публичную библиотеку в г. Орле «на тех началах, какие предписаны были в распоряжении министерства внутренних дел».8 Это распоряжение С. С. Уварова датируется 21 июля (2 августа) 1834 года.
Смена главного распорядителя губернских публичных библиотек подсказала орловскому губернатору
А. В. Кочубею путь создания библиотеки без значительных трат. Формирование фонда библиотеки требовало существенных денежных затрат, но их можно было бы избежать, если воспользоваться фондом уже существующей библиотеки. К этому времени в Орле действовало две крупные библиотеки: губернской гимназии и духовной семинарии. Последняя принадлежала духовному ведомству, и претендовать на неё губернатор не мог. А вот находившаяся в гражданском ведомстве гимназическая библиотека подходила для этого как нельзя лучше. Начавшая формироваться с 1786 г. к середине 30-х гг. XIX века она уже насчитывала около 1800 томов по различным отраслям знания: богословию, праву, политике, математическим, естественным и врачебным наукам, географии и истории, разным искусствам и словесности. Была сформирована и довольно большая по провинциальным меркам коллекция периодики. Именно эта библиотека, по мысли А. В. Кочубея, могла стать основой губернской публичной библиотеки.
Летом 1834 года почётный попечитель Орловской гимназии Мардарий Васильевич Милюков с ведома губернатора подготовил правила для Публичной библиотеки Орловской губернской гимназии.9 Определяя цель её учреждения, он писал, что «при всех усилиях, при всей заботливости, гражданский губернатор не успел найти никаких источников к основанию оной», и вследствие этого гимназическое начальство «озабочиваясь о распространении всеми находящимися у него способами просвещения» открывает для публики имеющуюся при гимназии библиотеку.
Согласно этому проекту руководить публичной библиотекой должен был Совет гимназии. Все желающие читать книги и периодику, как на дому, так и в самой библиотеке, приобретали читательский билет, за который необходимо было платить по 2 рубля ассигнациями каждый месяц. Сверх платы за чтение вносился залог в размере 25 руб. ассигнациями, который возвращался по окончании срока подписки. Для удобства выбора книг каждый читатель получал печатный каталог, отражающий фонд библиотеки. Книги и журналы для различных категорий читателей выдавались на различный срок: от 3 до 14 дней. Дополнительным источником финансирования библиотеки признавались частные пожертвования, а имена жертвователей было обещано «начертать золотыми буквами на доске, имеющейся для сего в библиотеке и напечатать в публичных ведомостях». Проект предусматривал, что как только публичная библиотека будет располагать достаточными средствами на приобретение собственного фонда, она будет отделена от гимназической.
Создатель проекта, почётный попечитель гимназии М. В. Милюков представил проект попечителю Харьковского учебного округа и заручился его поддержкой.10
После этого, 6 (18) октября 1834 года, А. В. Кочубей вновь собрал на совещание «любителей полезных занятий» в лице губернского предводителя дворянства В. А. Шереметева, почётного попечителя губернской гимназии
М. В. Милюкова и директора гимназии В. В. Арсеньева для обсуждения «ближайших мер к учреждению в городе Орле публичной библиотеки». Почтеннейшее собрание определило, что только через изложенные в подготовленном
М. В. Милюковым положении средства «губернская публичная библиотека может получить своё прочное существование и достигнуть того совершенства, от коего может изливаться ожидаемая правительством польза от сего заведения».11 Данный проект было решено представить на утверждение министра народного просвещения, что
А. В. Кочубей и сделал 3 (15) ноября 1834 г. Одновременно он сообщил, что в библиотеку уже поступили пожертвования: деньгами около 500 рублей и книгами на такую же сумму, а кроме того, ожидаются значительные пожертвования от членов Дворянского собрания, которые будут сделаны при открытии собрания на предстоящий 1835 год.12
Однако министр народного просвещения счёл «неудобным даже и на время соединять публичною с библиотекою гимназическою» и предложил учредить первую на счёт тех пособий, к которым А. В. Кочубей надеялся склонить орловское дворянство в будущем, 1835 году. Всё это было изложено в министерском распоряжении, датированным 13 (25) декабря 1834 года.13

Долгожданное открытие
Следующий, выявленный нами документ датирован сентябрем 1837 года. Что происходило с библиотекой в течение двух с половиной лет разделяющих эти документы нам неизвестно. Скорее всего, ничего. А вот в жизни губернского Орла случились большие перемены.
В начале 1837 года А. В. Кочубей был переведён на службу в Министерство внутренних дел, а должность орловского гражданского губернатора занял брянский дворянин Николай Михайлович Васильчиков. Он только что покинул военную службу, уйдя в отставку в чине полковника, и получил гражданский чин действительного статского советника. Его дядя, герой Отечественной войны 1812 года, составил Н. М. Васильчикову протекцию, и тот был назначен на должность орловского губернатора.14
Назначение Н. М. Васильчикова состоялось 9 (21) мая 1837 года, а через полтора месяца, 24 июня (6 июля), он получает из Министерства народного просвещения распоряжение «о доставлении отчёта о состоянии Публичной библиотеки в Орле за 1836 г.». Это распоряжение очень удивило Н. М. Васильчикова, так как о существовании в Орле публичной библиотеки он не слышал, и никаких документов, касающихся её деятельности от А. В. Кочубея не получал. Три месяца он пытался обнаружить какие-либо «следы» библиотеки, и наконец 28 сентября (10 октября) доложил в Министерство, что «как публичная библиотека в г.Орле до сего времени не только не открыта, но и правила на которых должна существовать она, ещё не начертаны и не утверждены Высшим начальством, то и отчёта о ней за 1836 год я не могу представить».15 К сему губернатор добавил, что им уже сделаны все зависящие от него распоряжения для учреждения в Орле публичной библиотеки.
В ответ Н. М. Васильчиков получает из министерства раздражённое письмо, в котором говорится, что, во-первых, разрешение открыть в Орле публичную библиотеку было сделано министром и препровождено к губернатору ещё в 1834 году, во-вторых, Министерство финансов и Министерство просвещения пересылали для орловской библиотеки книги и периодические издания и, в-третьих, все формы отчётности также были высланы губернатору ещё в 1834 году. А открыта ли библиотека или нет, делал ли Н. М. Васильчиков какие-либо распоряжения на её счёт или нет, большого значения не имеет. В любом случае губернатор обязан уведомить министерство о том были ли в истёкшем году в пользу библиотеки какие-либо пожертвования и каков их размер, какие именно книги получены для библиотеки, какова их стоимость и где они хранятся.16
Привыкший по-военному чётко исполнять приказания Н. М. Васильчиков тут же предпринял реальные шаги для устройства библиотеки. Уже 5 (17) января 1838 года он докладывает министру народного просвещения, что по его поручению идёт работа над составлением правил, для библиотеки определено подходящее помещение, все сословия Орловской губернии приглашены к пожертвованию в пользу библиотеки.17 Более того, он даже нашёл деньги необходимые для покупки комплекта книг у А. Ф. Смирдина.
Ещё в 1835 г. А. Ф. Смирдин обратился в министерство просвещения с предложением снабдить каждую публичную библиотеку комплектом книг, которые «соединяя необходимейшее по части точных наук с изящнейшим в области словесности, могут быть достаточны, чтобы удовлетворить назначению рождающихся библиотек, которым необходимо нужны». Комплект А. Ф. Смирдина состоял из 543 названий в 1143 томах, общей стоимостью в 5 тыс.руб. Однако он предлагал библиотекам приобрести эти комплекты всего за 30% от их реальной стоимости, то есть за 1500 руб.18 Н. М. Васильчиков докладывал, что необходимые 1,5 тысячи им уже отосланы А. Ф. Смирдину вместе с просьбой о доставлении книг в библиотеку.19 Были ли эти книги доставлены или нет в обнаруженных документах не указано, но при открытии библиотеки её фонд насчитывал 906 названий в 2316 томах.20
В архиве сохранилось два отчёта о деятельности Орловской губернской библиотеки — за 1839 и 1840 годы21, составленные по единой форме. Из них видно, что Орловская публичная библиотека была открыта для публики 6 (18) декабря 1838 года. Руководил библиотекой специальный комитет, главным попечителем был Орловский гражданский губернатор действительный статский советник Н. М. Васильчиков, а производством дел комитета и внутренним устройством библиотеки заведовал инспектор орловской губернской гимназии коллежский асессор Пётр Андреевич Азбукин. Для выдачи книг и исполнения текущих дел при библиотеке состояло два чиновника.
Фонд библиотеки при открытии насчитывал 906 названий в 2316 томах, стоимость его определялась в 8980 руб. 40 коп. В течение 1839 года в фонд библиотеки было пожертвовано книг — 59 названий в 217 томах, стоимость которых составляла 687 руб. и периодических изданий — 52 названия в 60 томах, стоимостью 680 руб. В 1840 году таких пожертвований было уже значительно меньше: всего 12 названий в 18 томах, стоимостью 76 руб. Таким образом, к 1 января 1841 года фонд библиотеки насчитывал 1029 названий в 2611 томах, стоимостью 10 423 руб. За два года ни одна книга или периодическое издание не были списаны из библиотеки.
Подписку на периодические издания библиотека не оформляла, они поступали только «безденежно». В 1839 году номенклатура периодики довольно прилична: губернское правление передало в библиотеку «Ведомости» из всех губернских городов; губернатор — «Северную пчелу», «Отечественные записки», «Московские ведомости», различные центральные ведомства — «Санктпетербургские ведомости», «Журнал мануфактур и торговли», «Горный журнал», «Мануфактурные и горнозаводские известия». В 1840 году поступления периодики в библиотеку ограничиваются различными губернскими ведомостями, передаваемыми из губернского правления.
Все книги и периодические издания были занесены в каталог. К сожалению, обнаружить этот каталог нам пока не удалось.
Основу финансового капитала библиотеки составили деньги, оставшиеся от устройства выставки «фабричной, заводской, ремесленной и всякого рода произведений местной промышленности», организованной в честь проезда через город наследника государя цесаревича и великого князя Александра Николаевича в 1837 году. Организация выставки считалась делом государственной важности, и на её устройство специально выделялись деньги.
Н. М. Васильчиков, видимо, сумел поставить дело так, что удалось сэкономить сумму достаточную для первоначального устройства библиотеки. Точный размер этой суммы установить не удалось, но на момент открытия библиотеки остаток этой суммы составлял 264 руб. 78 коп. В дальнейшем библиотека содержалась только на добровольные пожертвования. При её открытии разными лицами было пожертвовано 269 руб., в течение 1839 года — собрано по подписке среди жителей губернии 680 руб. 56 коп. В следующем 1840-м году пожертвованная сумма значительно скромнее — всего 197 руб. 87 коп. Деньги эти тратились на жалование библиотекарям, освещение и отопление помещения, а также на переплёт книг. Ни одной копейки на приобретение книг и периодических изданий истрачено не было.
Чтение библиотечных книг на дому было платным, а в помещении библиотеки бесплатным. За два года никто из жителей губернии не пожелал заплатить деньги и взять книги на дом. А вот желающих читать в самой библиотеке было довольно много (если, конечно, данные отчёта соответствуют истине). Согласно отчётам в 1839 году в библиотеке было зарегистрировано 850 читателей, а в 1840 г. — 900. Учитывая уровень распространения образования в провинции, мы смело можем сказать, что за термином «количество читателей» в отчётах скрывается термин «количество посещений». Наиболее часто библиотеку посещали дворяне, чиновники и учащиеся учебных заведений. В 1839 г. среди посетителей библиотеки было 380 дворян, в 1840 г. эта цифра снизилась до 300. Обратную динамику мы наблюдаем в отношении учащихся: в 1839 г. их было 355, а 1840 г. уже 420. Кроме того посетителями библиотеки были купцы и мещане (36 в 1839 г. и 80 — 1840 г.), а также разночинцы (79 — в 1839 г. и 100 в 1840 г.).
Работала библиотека в удобное для чтения время: в будние дни с 3 часов по полудни, в выходные — с 9 часов утра и закрывалась вечером.
При открытии библиотеку поместили в здание дворянского собрания, где она занимала 5 комнат. Но через год орловское дворянство отказалось содержать библиотеку, и губернатор перевел её в недавно купленный им дом, где она также заняла 5 комнат. В документах, касающихся Орловской губернской библиотеки местонахождение этого дома не указано. Но можно предположить, что находился он на Полесской площади. Здесь Н. М. Васильчиков купил у Боборыкина два дома, в которых расположилось женское приходское училище22, видимо, вместе с училищем помещалась и библиотека.
Второе рождение
В 1841 г., библиотека перестаёт обслуживать читателей, поскольку добровольные пожертвования на её содержание были весьма незначительными, а главный радетель Н. М. Васильчиков был отправлен в отставку. Фонд же библиотеки не был расформирован и продолжал храниться в различных учреждениях. Руководителем библиотеки оставался П. А. Азбукин.
В 1850 году, по настоятельной просьбе губернатора библиотека переводится из здания училища детей канцелярских служителей в арендованный губернским предводителем дворянства флигель, при частном доме письмоводителя канцелярии титулярного советника Горохова. Одновременно обязанности руководителя также переходят от
П. А. Азбукина к Горохову.23
Вопрос о возобновлении деятельности библиотеки вновь поднимается в 1857 г. Губернатором В. И. Сафоновичем назначается специальная комиссия для просмотра уцелевших книг, которая выяснила, что значительная часть их пострадала от сырости и испорчена мышами. При разборе оставшихся книг «большая часть изданий, имевших временный интерес, незначительных по содержанию, и, следовательно, бесполезных для своего назначения», была заменена книгами новыми, «современными и более соответствующими настоящей потребности».24
Вторично библиотека для публики открылась в январе 1858 года. Руководил библиотекой особый комитет под председательством губернатора. Непосредственную работу осуществлял библиотекарь.
Финансовый капитал библиотеки составляли средства, пожертвованные от «некоторых любителей просвещения и лиц, желающих видеть преуспевание этого полезного учреждения».25 При открытии библиотеки и в течение 1858 г. было пожертвовано 2 940 р.
92 к.; в 1859 г. — 750 р., в 1860 г. — 300 р. От подписчиков в 1859 г. поступило — 130 р., в 1860 г. — 72 р. Полученные суммы были израсходованы на покупку книг, переплёт их, выписку журналов, изготовление мебели.
Книжный фонд библиотеки насчитывал около 1500 томов и состоял только из книг на русском языке. Это были все «примечательнейшие литературные произведения русских авторов, книги учёного содержания по разным предметам, а также переводы иностранных писателей во всех родах знаний».26 В дальнейшем предполагалось приобретать и книги на иностранных языках. Однако, как показала дальнейшая работа, требовались большею частью книги лёгкого содержания и журналы; серьёзные книги спрашивались мало.
Располагалась она в 2-х комнатах губернаторского дома и обслуживала читателей с 9 часов утра до 3 часов по полудни. Пользование книгами на дому было платным. За право взять книгу на дом подписчики, как тогда называли читателей, вносили — 10 рублей, с 1860 г. — 8 рублей в год. Пользование книгами в кабинете для чтения было бесплатным. В 1859 году книги на дом получали только 15 человек, а кабинетом для чтения пользовались — от 1 до 6 человек в день.
Однако библиотека прилагала все усилия, чтобы расширить число читателей. Руководители библиотеки уверяли на страницах «Орловского вестника», что «если явится, по крайней мере, трое желающих читать в библиотеке и после обеда, о чем они должны заявить чиновнику, заведующему библиотекой, то сделано будет распоряжение об освещении комнаты для чтения».27
Ежегодные отчёты библиотеки свидетельствуют о постоянно ухудшающемся её финансовом положении. Это был вынужден признать и губернатор Н. В. Левашов в 1865 году. В отчёте по губернии он писал: «...денежные средства Орловской публичной библиотеки образовываются, главным образом, от благотворительности некоторых частных лиц, постепенно истощаются по случаю приобретения разных периодических изданий и других полезных книг. За истощением же этих средств в настоящее время библиотека не имеет никаких других источников дальнейшего её существования».28
В 1866 году библиотека вновь закрывается. Тогда же губернская земская управа поставили вопрос о передаче библиотеки в ведение земства. В постановлении земского собрания говорится: «библиотеку принять, если губернатор пожелает сдать её в ведение земства и если за это от земства не потребуется вознаграждения».29 Ответа от губернатора не последовало и библиотека осталась в ведении губернского правления.
В 1892 году на заседании Орловской учёной архивной комиссии постоянный её член А. Г. Пупарев сделал следующее заявление: ему известно, «что при канцелярии г. губернатора хранились … книги, оставшиеся после закрытия публичной библиотеки», почему он полагал бы «ходатайствовать перед г. начальником губернии не признает ли он возможным передать эти вещи и книги на хранение в архивную комиссию».30 Комиссия поручила её председателю обратиться с такой просьбой к губернатору. Неизвестно, как отреагировал на эту просьбу тогдашний губернатор Д. П. Евреинов, но при губернаторе А. Н. Трубникове и при его большой поддержке в 1897 году открывается библиотека-читальня для чиновников.
Библиотека-читальня для чиновников помещалась в здании губернского правления, рядом с губернской типографией, и занимала большую и светлую комнату. Библиотека была снабжена приличной обстановкой, сделанной на собственные средства губернатора. Основой фонда этой библиотеки послужила «часть книг в количестве около 700 томов, сохранившихся от некогда существовавшей в г. Орле публичной библиотеки».31 Эта библиотека обслуживала читателей в течение 20 лет и была национализирована после революционных событий 1917 года.

Библиотека при новом режиме
Воссоздание Орловской публичной библиотеки начинается сразу же после установления советской власти. В ноябре 1918 года на страницах газеты «Известия Орловского губернского и городского Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов» публикуется статья А. Озёрнова «Орловская публичная библиотека»32, в которой открытие таковой рассматривается как одна из главных задач развития культуры и образования. Автор называет и основные принципы её организации: общедоступность, бесплатность и возможную полноту фондов. Библиотека должна быть открыта для всех, но книгами можно будет пользоваться только в читальном зале. Наряду с публичной необходима организация и других библиотек, из которых книги будут выдаваться на дом. Основой фондов этих библиотек на первых порах должны служить дубликаты литературы публичной библиотеки.
В начале декабря этого же 1918 г. года органами народного образования создаётся специальная комиссия по организации публичной и городских библиотек33 и уже в конце 1918 или начале 1919 года в Орле создаются две библиотеки — губернская центральная и центральная городская34 Первая находилась в помещении бывшего института благородных девиц, вторая – на Гостиной ул., возле дома Скоропадского. Основой их фондов послужили книги из национализированных общественных и частных библиотек г.Орла и помещичьих библиотек губернии. Среди них собрания графа Комаровского, крупного землевладельца Скарятина, писателя Киреевского, председателя губернской земской управы Маслова, помещиков Полякова, Макаровых и др. Новые библиотеки продолжительное время находились в стадии становления и читателей не обслуживали, жители Орла пользовались двумя существующими с дореволюционных времен Тургеневской и Пушкинской библиотеками.
В это же время местными властями было создано особое учреждение — Орловская районная библиотечная комиссия, при которой был организован большой книжный фонд. Её основная задача заключалась в собирании книг из бывших помещичьих усадеб, правильное и целесообразное распределение их среди различных библиотек. Литература из этого фонда поступила в библиотеки Орловского пролетарского, позднее государственного, университета, музея
И. С. Тургенева, направлялась она и в учебные заведения.
Комиссия являлась своеобразным руководящим библиотечным органом, Как писал заведующий книжным фондом комиссии И. Комягинский, «Комиссия приняла в своё заведование Орловскую губернскую центральную библиотеку с её сотнями тысяч томов и создаёт в Орле на главной улице общедоступную вторую библиотеку».35
По видимому, вскоре центральная городская библиотека была реорганизована и стала называться районной библиотекой им. К. Маркса, так как в статистических данных за 1921 год указывается одна губернская и три районные библиотеки, те же сведения публикуются и в последующие годы.36
На «главной» же улице 3 мая 1920 г. был открыт читальный зал губернской библиотеки. Как писала местная газета: «Подготовительные работы по открытию зала велись служащими губернской центральной библиотеки всю зиму. Работать по разборке и укладке книг в ящики приходилось в нетопленом каменном здании. Нелегко было и подыскать подходящее свободное помещение и добыть необходимые для перевозки книг подводы...В настоящее время в читальном зале находится всего 3500 томов не считая журналов и иностранной беллетристики, а с ними же более 5000...».37 Читальный зал разместился на втором этаже здания по ул. Ленина, №1, которое областная библиотека занимала до 1959 года.
Именно 3 мая 1920 года и следует считать началом работы воссозданной в Орле губернской библиотеки. Несколько лет обслуживание в ней читателей происходило только в читальном зале38, что соответствовало разработанной в 1919 году концепции. Однако принципы организации её работы стали нарушаться с первых же дней деятельности. Не обеспечивалась полнота фонда, так как книги отбирала специальная комиссия, а с 1924 года началось плановое изъятие литературы из всех библиотек губернии, в том числе и центральной. Изымалась «вредная» литература, не отвечающая политике новой власти. Нарушался и принцип бесплатности. В 1929 году орловскими властями утверждаются новые правила пользования библиотеками. В них говорится: «правила предусматривают разгрузку библиотек от читателей из нетрудового элемента и приближения книги к трудящимся. По новым правилам библиотеками могут пользоваться все граждане не лишённые избирательных прав - бесплатно, лица же лишённые избирательных прав, как и их дети, платят по 50 коп. в месяц и вносят 3 рубля залога...».39
В 1920-е годы сложился книжный фонд библиотеки. Он насчитывал более 150 тыс. экземпляров, из него было выделено рабочее ядро в количестве 30 тыс. экземпляров.
Работа библиотеки в эти и последующие годы характеризуется идеологической направленностью, значительным расширением активных форм пропаганды книги: организуются выставки, составляются рекомендательные списки, оформляются плакаты, читаются лекции на литературные, научные и общественно-политические темы, доклады в связи с кампаниями, юбилеями и праздниками. Создаётся справочный отдел с тетрадями вопросов и ответов, почтовым ящиком, календарем политических, общественных и литературных событий и юбилеев, работает литературный кружок, выпускается стенная газета.
В 1924 году штат библиотеки состоял из 8 человек: заведующий библиотекой был отнесён к 13 разряду по оплате труда, его заработная плата составляла 75 руб. в месяц, заведующие отделениями — к 12 и 11 разрядам с заработной платой соответственно 41 рубль 21 коп. и 37 рублей 95 коп.; библиотекари —11-10 разряда — 34 рубля.40 Для сравнения: фунт (400 г.) ржаного хлеба стоил 3 коп., пшеничного — 8 коп., сахарного песка — 25 коп., сливочного масла — 85 коп., свинины — 25 коп., ботинки мужские — 9 рублей.
В июле 1928 года Орловская губерния вошла во вновь образованную Центрально-Чернозёмную область с центром в Воронеже. Город Орёл стал центром Орловского округа ЦЧО, а губернская библиотека — окружной центральной библиотекой.
В 1929 году окружные власти обратились к Н. К. Крупской с просьбой присвоить её имя библиотеке. Однако документов, официально подтверждающих это решение, в архивах пока не обнаружено. Однако в периодической печати библиотека именовалась центральной (без упомин

Тема номера

№ 6 (384)'21
Рубрики:
Рубрики:

Анонсы
Актуальные темы