Журнал для профессионалов. Новые технологии. Традиции. Опыт. Подписной индекс в каталоге Роспечати 81774. В каталоге почта России 63482.
Планы мероприятий
Документы
Дайджест
Архив журналов - № 8 (122)'10 - Профессия библиотекарь
Что-то страшное бредёт

Михаил Юрьевич Матвеев, старший научный сотрудник Российской национальной библиотеки, кандидат педагогических наук, Санкт-Петербург

Смеяться, право, не грешно над тем, что кажется смешно. Кто лучше самих библиотекарей может реально оценить значение своего труда и роли библиотек в обществе?

Библиотечный юмор — не такое уж легкомысленное явление, как это может показаться на первый взгляд. С одной стороны, такой юмор просто необходим для развенчания распространённого представления, согласно которому библиотекарь — мрачное и неприветливое существо, которое, скорее, существует, чем живёт. С другой стороны, «библиотечный» юмор даёт определённое представление о том, как же библиотеки и библиотекари воспринимаются обществом, и ценность юмора в данном случае заключается в том, что в нём даётся открытая (неподцензурная) оценка роли и значения библиотек и деятельности библиотекарей.
Итак, что же такое «библиотечный» юмор? На наш взгляд, это понятие можно понимать в узком и широком смысле слова. «Библиотечный» юмор в узком смысле слова — это комические ситуации, возникшие в ходе непосредственной работы той или иной реально существующей библиотеки и получившие определённую огласку (в устной или письменной форме). Одним из его важнейших и наиболее многочисленных по количеству примеров «разделов» как раз и являются сценки, описывающие общение библиотекаря и читателя. «Библиотечный» юмор в широком смысле — это любое комичное изображение или описание деятельности библиотек, отдельных библиотекарей, читателей и т. д., начиная от юмористических рассказов писателей и кончая анекдотами о библиотеках и библиотекарях, созданными неизвестными авторами.
Разумеется, нельзя сказать, чтобы эти две разновидности юмора совершенно не были связаны друг с другом: комичные моменты в библиотечном обслуживании с равным успехом (хотя и с разными смысловыми оттенками) отмечаются и в библиотечных изданиях, и в «независимых» источниках. Это, в принципе, свидетельствует о том, что библиотечная профессия является не такой уж незаметной или, как говорится в зарубежных источниках, невидимой: диалог читателя и библиотекаря, представленный во множестве «независимых» анекдотов, в определённом смысле является архетипической ситуацией (всё равно как диалог мудреца с неким гостем).
Отечественный «библиотечный» юмор сильно «распылён» и далеко не всегда публикуется, что затрудняет возможность его изучения. Тем не менее можно назвать следующие источники:
1. Профессиональная печать, начиная от «Библиотечной газеты» и кончая юмористическими подборками в некоторых сборниках научных трудов.1
2. Периодически пополняющиеся юмористические отделы на сайтах некоторых региональных библиотек. Это, пожалуй, самый оперативный и подробный источник по данной теме, но до такой развёрнутой системы представления «библиотечного» юмора в Интернете как за рубежом (начиная от сайта ИФЛА и кончая индивидуальными авторскими сайтами, посвящёнными юмору), отечественные библиотекари ещё не дошли.
3. Публикации в небиблиотечной прессе. Журналист, если он берёт интервью у библиотечного работника, обычно не имеет ничего против «оживления материала» соответствующими примерами нелепых запросов читателей, тем более что это вполне укладывается в любимую репортерами тему о падении уровня образования и катастрофе с чтением в России.
Что касается «независимого» юмора, затрагивающего библиотечную тематику, то здесь принципиальных отличий нет: он присутствует и в газетах, и в Интернете, а иногда проникает и в профессиональные публикации.
Подробные профессиональные юмористические заметки о библиотечном обслуживании (на уровне опубликованных рассказов) в отечественной практике — явление редкое. Из наиболее заметных примеров такого рода можно отметить выставленное в Интернете «Прикладное хамоведение» О. Мареичевой, посвящённое противодействию читателям-хамам и представляющее интерес не только как юмористический источник, но и как оригинальный и полезный библиотечный практикум.
В нем говорится немало смешных и в то же время горьких слов об отношении читающей публики к библиотекам и приводится специальная классификация читателей-хамов, отравляющих жизнь библиотекарям:
1. «Хам высокопоставленный»: «Бороться с ним практически невозможно. Высокопоставленный хам неуничтожим, как чёрная плесень.
Утешает то, что в повседневной жизни библиотекарь сталкивается с такими хамами редко. Обычно эту миссию берёт на себя директор библиотеки… Люди этой породы слова “нет” не понимают. Если не хотите выдавать ему книгу, спрячьте её заранее».
2. «Высокообразованный хам» действительно образован. «У него может быть учёная степень, но это не главное. Главное — признание. Написанный учебник, мелькание в газетах, обличение чего-то (или кого-то) по радио… Библиотеку хам воспринимает как личную, на любые возражения реагирует бурно, требование сдать понравившуюся книгу принимает, как оскорбление, а необходимость соблюдать хоть какие-то правила пользования библиотекой — как покушения на права интеллигенции».
3. «Хам с претензиями»: «Если у высокообразованного хама есть образование, учёная степень, хоть какие-то заслуги перед наукой (возможно и такое), если высокопоставленный хам действительно занимает высокий пост, хам с претензиями об этом всём может только мечтать. Что он и делает, но мечты его бесплодны. Это нисколько не мешает ему считать себя самым-самым-самым, просто в жизни не повезло.
А раз он — самый-самый-самый, то ему положены самые-самые привилегии».
4. «Трамвайный хам»: «Казалось бы: трамвайному хаму место — в трамвае. Или на базаре…
Разумеется, добровольно его в библиотеку не затащишь, но иногда он вынужден здесь появиться. Например, если ухитрился стать студентом… Встречаются и такие экземпляры. В очереди за книгами они обсудят все дела, не заботясь ни о громкости, ни о лексике и прихлёбывая пиво из бутылки — заодно этим пивом можно облить книжку, соседа, или библиотекаря».2

Зарисовки из жизни
В ходе непосредственного обслуживания читателей, безусловно, возникает масса комичных ситуаций. В данном случае можно выделить следующие разновидности юмора:
Первая группа — это «готовые» анекдоты и комические сценки из жизни библиотек. Приведём несколько примеров.
***
В читальном зале появляется долговязый юноша с обречённой миной. Он явно через силу приближается к библиотекарю и уныло говорит:
— Дайте мне, пожалуйста, «Основы этнографии». Библиотекарь разводит руками:
— Увы, уже выдано.
— Правда? Слава Богу!
И обрадованный студент с чистой совестью вылетает на улицу.3
***
Приходит в библиотеку молодой человек и говорит: «Дайте мне книжку: толстая, серая, мужик на картинке». Девушка-библиотекарь принесла ему «Капитал» Карла Маркса. Читатель книгу взял, но потом вернулся: «Нет, не та... Там другой мужик был!» 4
***
Читатель: «Мне нужны ужасы немецко-фашистской оккупации».
Библиотекарь: «Подождите минуточку. Сейчас будут».5
***
Девушка: «Есть у вас что-нибудь про Шекспира?»
Библиотекарша: «Он вас интересует как поэт и драматург или как актёр?»
Девушка: «Как музыкант».
Библиотекарша терпеливо объясняет, кто такой Шекспир.
Девушка: «Ну, тогда дайте кого-нибудь другого на “Ш”».
Библиотекарша: «Шуман? Шуберт? Шопен? Шостакович? Шнитке?»
Девушка (возмущённо): «Да нет же. Я лучше в тетрадке посмотрю. — Посмотрев, радостно: —  Бетховен!»6
Некоторые из подобных сценок не так уж и смешны по своей сути, поскольку отражают весьма грустные реалии нынешнего времени.
***
Самая жуткая категория посетителей — это студенты и аспиранты, разыскивающие готовые кypсовики, дипломы и рефераты...
Заскакивает мускулистый молодой человек и, не прекращая подпрыгивать на месте, поигрывать мускулами и вертеть в разные стороны головой, говорит:
— Мне диплом.
— По какому предмету?
— По гражданскому.
— По гражданскому чему?
— Процессу.
— Пишите на листочке тему, заходите часа через три, я Вам покажу, что я нашёл, и Вы решите, подходит это Вам или нет...
— Ни хрена себе!!! На диплом целых ТРИ ЧАСА? 7
***
Работник читального зала ведёт по библиотеке экскурсию второклассников. Всем всё ужасно нравится, возле каждой следующей выставки-картины-игрушки дети дружно делают большие глаза и от всей души восклицают: «Wow!» Примерно на десятом по счету восклицании библиотекарь теряет терпение и говорит:
— Ребята, ну почему же «wow»? Неужели в русском языке нет ни одного слова, которое выражает радость, восторг… Кто знает такое слово?
Гробовая тишина. Через долгую минуту самый смелый второклассник тянет руку и в состоянии полного экстаза сообщает:
— Я знаю! Я знаю такое слово!
Все замирают в ожидании. Ребёнок делает шаг вперед и радостно выкрикивает:
— Yes!!! 8

«Я помню жуткое мгновенье…»
Вторая, и пожалуй, наиболее многочисленная группа — это нелепые запросы не слишком образованных и неслишком начитанных читателей. В отличие от «готовых» анекдотов в данном случае отсутствуют ответные реплики библиотекаря (хотя запрашиваемые книги работники библиотек всё-таки находят!). Приведём несколько примеров.
В. Пикуль «Здравия желаю» («Честь имею»)
Гончарщиков «Обломщиков» (И. А. Гончаров «Обломов»)
Больше всего, судя по отзывам библиотекарей, достаётся «Старухе Изергиль» М. Горького: она превращается и в Извергиль, и в Баскервилль, и даже в Израиль — тут уж кто во что горазд.9
«Принесите мне произведение Эсхила “Прометей привязанный”», — спрашивают иные читатели (имеется в виду «Прикованный Прометей»).10 Соответственно, «Дон Кихот» превращается в «Тонкого кота», «Крошка Доррит» — в кошку, которая кого-то доит, «Сорочинская ярмарка» — в «Порочное яблоко» и т. д.11
 «Нередко достаётся Денису Фонвизину с его “Недорослем”: пьесу называют то “Не дорос”, то “Водоросль”. Мы с удивлением узнаем от некоторых читателей, что Островский написал “Бедного Снепорока” (“Бедность — не порок”), Пушкин — “Карликанскую дочку” (“Капитанская дочка”), а Чернышевский — “Что надо?” или “Как быть?” (вместо “Что делать”?). Многим школьникам, да и взрослым, оказывается, незнакомо слово “сонет” — просят дать почитать “Советы” Шекспира...
Как-то у нас спрашивали роман Бальзака “О норе”. Естественно, такого шедевра писатель по имени Оноре не создавал. Француз Жан Батист Мольер порой становится “баптистом” Мольером, а Еврипид — и вовсе “евреем Пидом”».12
Бывают и ещё более потешные примеры:
«Мне надо написать сочинение о самом жутком мгновении в жизни Пушкина. Ну, помните, он ещё писал: “Я помню жуткое мгновенье, передо мной явилась ты”».
«Нам сочинение задали по картине Рожкина “Шиш”».
Тургенев «После бани» (имелся в виду рассказ Толстого «После бала») 13
«Мне для рисования что-нибудь о СПИДе с картинками» 14
В некоторых случаях можно с полным правом крикнуть троекратное «ура» библиотекарям, умудряющимся найти то, не знамо что. И действительно, как можно понять, что «Русский характер» Шукшина — это «Судьба человека» Шолохова, а «Какие-то разговоры на крылечке…» — это «Размышления у парадного подъезда» Некрасова?15
Реакция библиотекарей на подобные «перлы» различна, но в целом всё-таки достаточно корректна. Преобладает мнение, что если читатель не так что-либо сказал или спросил, целесообразно ответить ему улыбкой или тем же юмором и тем самым обойти конфликтную ситуацию, да ещё и улучшить себе настроение. В то же время есть и другой общий момент, нередко озвучиваемый библиотекарями в интервью с журналистами: «Очень многое зависит от педагогов. По нашим читателям мы безошибочно знаем, в какой школе как преподают литературу...»16
Запросы людей среднего и пожилого возраста, как отмечают и библиотекари, и журналисты, несколько иные, и нелепых ошибок тут, конечно, гораздо меньше: «Они читают для души, популярностью пользуются забытые ныне романы и повести советской эпохи, как правило, с жизнеутверждающим финалом: о войне, о добрых людях, о счастье и горе, любви и разлуке... Для такого читателя главное не просто книги обменять, а выговориться… Стремление пообщаться — огромное. Для очень и очень многих наших сограждан библиотекарь, как громоотвод от стресса, от печали, а библиотека — место психологической разгрузки, особенно для одиноких. Каких только историй не услышишь!»
Но и тут не обходится без юмора. Подтянутый старичок выбирает современные любовные романы для жены. Получив чтиво в мягкой обложке с томно глядящей красавицей и скептически усмехнувшись, рассказывает, что не может оторвать супругу от телевизора — «присосалась», де, к сериалам, в день по нескольку штук смотрит. И что удумала — включает два телевизора сразу: по одной программе один сериал, по другой — другой. То туда, то сюда посмотрит — так и бегает глазами, чтобы не потерять нить...
Кстати, о любовных романах. Спрашивают их не только девушки на выданье и дамы за сорок. Есть прецеденты. «Одна восьмидесятишестилетняя читательница (книги ей любезно приносят на дом) в здравом уме и твёрдой памяти (!) тоже зачиталась ими.
Я столько, говорит, нового узнала, о чём всю жизнь не подозревала».17
Можно заметить, что журналисты вообще имеют склонность замечать среди читателей библиотек разного рода «оригиналов», резко отличающихся от остальных посетителей и порою выглядящих весьма комично, и хорошо это или плохо — это большой вопрос. Именно так, собственно, и возникают стереотипы, когда реальные яркие образы представляются как массовое явление.
Конечно, бывают и такие ситуации, когда смешными оказываются и сами библиотекари:
Студент сдаёт книги на абонементе и при этом ещё заказывает литературу. Библиотекарь ему говорит:
— Вы когда придёте книги получать, скажите, что я вас достала, — при этом показывая на читательский формуляр.
Приходит студент за книгами, подаёт читательский билет и говорит:
— Девушка, вы меня уже достали.
— ???
Студенты в очереди тоже недоумевают.18
Третья группа — это странные названия книг, порою ставящие в тупик и читателей, и библиотекарей. Подробно описывать эту тему особого смысла нет, поскольку «Библиографические изыскания РНБ» из собрания А. Р. Румянцева помещены на сайте РБА.19
Четвёртая группа, по-своему оригинальная и многочисленная, тем не менее редко выходит за пределы капустников и конкурсов профессионального мастерства и обычно оказывается неопубликованной. Это профессиональный юмор самих библиотекарей. В данном случае можно привести такой пример.
Заведующая библиотекой Маргарита Павловна вызывает к себе библиотекаршу Машу и говорить ей:
— Давай, Маша, сыграем с тобой в игру по типу «Угадай мелодию».
— Как это?
— Допустим, я тебе говорю: «Я подготовлю читательскую конференцию за семь дней…»
— Поняла, Маргарита Павловна. Лично я подготовлю читательскую конференцию за пять дней.
— А я, Машенька, за четыре дня.
— А я, Маргарита Павловна, за три!
— Ну, вот и готовь! 20

«Независимый юмор»
И, наконец, можно кратко остановиться на «независимом» юморе. По своей сути, он, конечно, гораздо шире ситуаций, непосредственно связанных с библиотечным обслуживанием и нередко, к сожалению, представляет библиотекарей в нелучшем виде. К нему, к примеру, относится самый «убийственный» и самый известный, судя по количеству перепечаток в газетах и упоминаний в Интернете анекдот о профессии, начинающейся на букву «б» и кончающейся на «ь» — но полностью его рассказывать, разумеется, не стоит.
Тем не менее большая часть того, что касается диалога библиотекаря и читателя, выглядит вполне пристойно и порою даже менее обидно по отношению к читателям, чем в тех реальных курьёзных случаях, что были процитированы выше. Собственно говоря, в «независимых» анекдотах, хотя они иногда и строятся на всё том же простодушии и невежестве «читающей публики», обобщающее понятие «читатель» употребляется не столь и часто: упоминаются преимущественно устойчивые анекдотические персонажи, определённые психологические типы или профессии. Вот несколько примеров.
***
Блондинка возвращает книгу в библиотеку и бормочет:
— В этой книге совершенно ничего не происходит — но зато так много действующих лиц!
— Так зачем же, — удивляется библиотекарь, — вы брали эту телефонную книгу?! 21
***
Пришёл полковник в библиотеку:
— Дайте мне книгу В. И. Ленина по строевой подготовке!
Библиотекарь, (удивлённо):
— У Ленина нет такой книги.
Полковник:
— Как же, а книга «Шаг вперёд, два шага назад»?

Из анекдотов о профессиях наиболее негативными выглядят «компьютерные» анекдоты: при сопоставлении с программистом (да и любым другим информационным работником) библиотекарю достаётся действительно немало.
***
Приходит программист в библиотеку и спрашивает библиотекаря:
— Книги по программированию я могу найти где?
Библиотекарь ему и объясняет, что заканчивать предложение на вопросительном слове неправильно стилистически. Программист отвечает:
— Понял! Книги по программированию где, дурья твоя башка!? 22
***
Заходит компьютерщик в библиотеку (не Максима Мошкова, а простенькую, офф-лайновую) и говорит:
— Мне срочно нужен архивариус.
Библиотекарь ему отвечает:
— Он в архиве.
Компьютерщик, раздражённо:
— Так разархивируйте его!!! 23
В отличие от анекдотов, «рождённых» в процессе обслуживания читателей, библиотекари в «независимом» фольклоре не находит нужную книгу по неверному запросу читателя, а, скорее, «огорошивают» его неожиданным ответом. С одной стороны, это даже и удивительно (ведь библиотекарь в массовом сознании нередко представляется лишённым чувства юмора), но с другой, соответствующие образы получаются довольно-таки ехидными.
***
В библиотеке:
— Где я могу найти книги о самоубийствах?
— На пятой полке слева.
— Но там нет ни одной книги…
— Да их никто и не возвращает… 24
***
Приходит человек в библиотеку, в зал периодики, и говорит библиотекарю:
— Я бы хотел ознакомиться с новой программой правительства по выводу России из кризиса.
Библиотекарь:
— Фантастика в соседнем зале, уважаемый! 25
Отдельный вопрос — это критика в печати деятельности отдельных библиотек со стороны журналистов, литературоведов, писателей и других лиц, чаще всего с неким филологическим уклоном. В принципе, нельзя сказать, что такая критика — безусловное зло (в ней не так уж и мало вполне здравых моментов), но форма её подачи оставляет желать лучшего. Независимо от причин появления таких публикаций в них есть нечто общее: их авторы, вроде бы не сговариваясь, стремятся не только раскритиковать библиотеку, но и представить её в нелепом, комическом, а порой и абсурдном виде. При этом, как правило, имеют место следующие моменты: а) автор хвалит самого себя, любимого, а также свою профессию; б) библиотека описывается как хитроумный бюрократический лабиринт, а библиотекарь — как недоброжелательный, а иногда и не образованный субъект, думающий только о том, как бы устроить читателям «весёленькую жизнь»; в) во всех нововведениях видится подвох и покушение на права читателя; г) успешность посещения библиотеки связывается не со знаниями о её работе и не с чётко сформулированными запросами, а с «везением» или «невезением».
Вот типичный пример: «Как правило, большинство студентов выбирают уже ставшую родной РГБ. Вежливость, компетентность очаровывают. И вот через 10 минут — после записи и перебежки из одного здания в другое, общения с гардеробщицами и посещения камеры хранения… вы уже общаетесь с консультантом. Все залы и этажи — ваши. Основной (наиболее современный) и систематический каталоги — перед глазами. Все остальные — ... ну, по лестницам не так уж и противно бегать. А потом — это крайний случай…
Использовать ресурсы РГБ лучше всего за две-три недели до сессии, так как в выходные и предсессионные дни в общем зале, в каталогах такое столпотворение, что можно остаться и без книги, а если вы всё-таки её получили, без места, где бы могли её почитать.
Но, что приятно, зал периодики РГБ всегда полупуст. Во-первых, он находится достаточно далеко. Во-вторых, о существовании такой науки, а уж тем более профессии как журналистика никто, кроме читателей газет и преподавателей соответствующих факультетов, не подозревает. Нет её. И если вы относитесь к этим несчастным, будьте готовы к тому, что:
а) свет в здании может погаснуть в любой момент;
б) прохлада — вечный спутник библиотек:
в) необходимые журналы и газеты доставляют через тридцать минут, но, так как они очень тяжелые, транспортировать их в читальный зал приходится на тележке;
г) если вы решите отдохнуть и прогуляться, а на выходе вас спросят: “Выйти хочете?”, не удивляйтесь. От Москвы далеко, да и науки такой, как журналистика, не существует. Чего уж тут филологическими изысками заниматься.
Ну что ж, едем дальше. Библиотеки специализированные: политехническая, историческая.
Если в первой вы можете провести с пользой достаточно долгое время, причем не оказавшись там лишним “предметом, мешающим движенью”, то вот в “Историчке”...
Значит так. Первое — соберитесь с силами, захватите все свои документы и поезжайте, благословясь. Но! Документы ваши должны быть не просто в порядке, а в полном порядке. То есть: в студенческом билете — наличествовать все необходимые печати (круглая — факультета, квадратные — закрывающие семестры). Плюс — фотографии и паспорт…
Следующий стратегический пункт назначения — “Иностранка”. Тут, конечно, нужно обладать ангельским терпением. За попытку записаться с вас возьмут деньги, но могут (для форсу?) продержать в очереди полчаса. Отпустив наконец из регистратуры, вас окунут в море неразберихи и путаницы…
Вот, собственно, и всё. Правила для всех библиотек общие: минимум вещей с собой, максимум документов и уверенности, что всё будет хорошо» 26

Подводя общие итоги, можно сказать следующее:
1. Юмористические описания деятельности библиотек весьма противоречивы. На наш взгляд, и в печатных источниках, и в Интернете, и в устном народном творчестве не хватает по настоящему доброго «библиотечного» юмора — такого юмора, в котором не было бы слишком прямолинейных и грубых насмешек над читателями и библиотекарями. Частое подчёркивание невежественности и необразованности посетителей библиотек — это, пожалуй, ещё не показатель наличия чувства юмора. Можно предположить, что для развития жанра «библиотечного» юмора нужны не анекдоты и короткие сценки, а скорее отдельные рассказы, причём не замыкающиеся на собственно профессиональной тематике (то есть выдержанные в добродушном тоне зарисовки того, что же можно увидеть в библиотеке, что видно из её окон, и т. п.).
2. «Независимый» юмор с его грубоватыми шутками, безусловно, наносит весьма существенный урон имиджу библиотечной профессии, хотя в то время нельзя сказать, что он однозначно негативен. Непосредственное содержание анекдотов зависит как от их категории (о профессиях, об устойчивых анекдотических персонажах, о сексе и эротике и т. д.), так и от жизненной позиции их авторов и их отношения к библиотекам.
3. Интернет, в частности сайты библиотек, представляются идеальным местом для размещения «библиотечного» юмора, но при этом, конечно, необходимо знать меру, то есть всегда мысленно прикидывать, как такой юмор может восприниматься со стороны, а не только самими библиотекарями.
1 Напр. см.: Осинцева Е. В. Смехотека // Вузовские библиотеки Алтайского края: Сб. Барнаул, 2003. — Вып. 3. — С. 56–57.
2 Голос О. МАРа [Мареичева О.] Прикладное хамоведение // http://omare.by.ru/ham.html
3 Профессиональные байки // Библ. газ. — 2002. — №16. — С. 11.
4 Заметки о Библиотекаре // Наша газ. — Екатеринбург. — 2003. — 30 мая.
5 Дед Мазай и зайцы: библиотечный юмор / Ижевск. Центр. гор. б-ка им. Н. А. Некрасова // http://www.nekrlib.udm.ru/n18.htm
6 Леонтьева Н. Книжные корешки // Веч. Волгоград. — 2002. — 31 дек. — С. 7.
7 Яцутко Д. Bidiot.log — Записки библиотекаря: Улыбнитесь // http://pascal.sources.ru/humor/
bidiot_log.htm
8 Дед Мазай и зайцы…
9 Там же.
10 Шухат Н. Книги в Мурманск присылали в обмен на рыбу // Веч. Мурманск. — 2002. — 25 мая.
11 Анекдоты и забавные высказывания о библиотекарях / Центр. публ. б-ка Новоурал. гор. округа // http://www.library.novouralsk.ru/dep-reading-room-READ-HUMOUR.html
12 Оболенская Т. Бальзак «О норе» не писал, но хороший библиотекарь даже по такой заявке найдёт нужную книгу // Речь. — Череповец, 2003. — 9 июня.
13 Анекдоты и забавные высказывания о библиотекарях.
14 Шухат Н. Указ. соч.
15 Анекдоты и забавные высказывания о библиотекарях.
16 Солодских С. Остров бескорыстия // Ставропольская правда. — 2003. — 24 июня (№134).
17 Барановская Т. Лекари души // Рязан. ведомости. — 2001. — 7 дек. (№238).
18 Осинцева Е. В. Указ. соч.
19 Юмор широкого профиля: [Библиографические изыскания РНБ: из коллекции Алексея Рюриковича Румянцева; Из коллекции читальных залов ЦГПБ им. Маяковского; Антоненко С. А. Юмористическая страничка библиотек Рязанской области] // http://www.rba.ru:8101/humor/index.html
20 Анекдоты и забавные высказывания о библиотекарях.
21 Анекдоты // Новости Петербурга. — 2002. — 8–14 окт. (№41). — С. 24.
22 Коллекция анекдотов про компьютеры // http://infersite.narod.ru/anec9.htm
23 Nepom.Ru: Анекдоты // http://www.nepom.ru
24 Анекдоты // Новая Сибирь. — Новосибирск, 2001. — 12 окт.
25 Анекдоты и забавные высказывания о библиотекарях.
26 Попова А. Кто куда, а я в библиотеку // Москов. правда. — 1997. — 14 янв. (№6).


Тема номера

№ 24 (354)'19
Рубрики:
Рубрики:

Анонсы
Актуальные темы