Журнал для профессионалов. Новые технологии. Традиции. Опыт. Подписной индекс в каталоге Роспечати 81774. В каталоге почта России 63482.
Планы мероприятий
Документы
Дайджест
Архив журналов - № 5 (119)'10 - Обновлённая библиотека
Профессиональная идеология


Галина Алтухова, профессор, МГУКИ, член Рабочей группы РБА по разработке новой редакции «Кодекса профессиональной этики российского библиотекаря», доктор педагогических наук


Для выхода из кризиса библиотечному делу необходима собственная идеология. Библиотековедческая идеологическая концепция должна учитывать особенности конкретного исторического периода, поскольку требования к библиотечной профессии со временем обновляются и даже могут претерпеть серьёзные трансформации в связи с новыми целями и задачами развития общества.

B переломные моменты развития общества, государства неизбежно возникает интерес к нравственным ценностям и нормам труда. Именно такое время мы сейчас переживаем: обесценивание культурных традиций, принижение нравственных устоев общества. В такие моменты профессиональное библиотечное сообщество ищет критерии должного поведения, которые бы поддерживались общественным мнением, соответствовали бы нравственным устоям, традициям и культуре.
В последние годы на страницах профессиональной печати всё чаще высказываются мнения о возможной трансформации, как библиотечной профессии, так и библиотечного дела в целом.
В печати дискутируются вопросы: наука ли библиотековедение? является ли профессия библиотекаря профессией? По мнению некоторых зарубежных авторов, профессию библиотекаря можно назвать только полу-профессией, поскольку библиотечный специалист, в отличие от врача, юриста и др. не производит знания, а лишь является их передатчиком.
Анализируя отечественные и зарубежные публикации, М. Ю. Матвеев отмечает, что на страницах зарубежных изданий всё чаще задаётся вопрос: зачем нужен библиотекарь, если он в ситуации масштабного развития процессов информатизации, когда пользователи могут самостоятельно осуществлять поиск литературы по различным источникам, как в стенах традиционной библиотеки, так и вне её (Интернете, электронных книгах, по мобильной связи и др.), не является советчиком в выборе книг?1
По мнению А. В. Соколова, библиотека «утрачивает свои сущностные, необходимые, и обязательные качества»2, происходит трансформация функций библиотеки, и книжная сущность публичной библиотеки переходит «в сущность информационно-культурного комплекса». Панацеей в этой ситуации является, с его точки зрения, «разбиблиотечивание» библиотек», что означает «избавление от книг и читателей».3
Острые вопросы, возникающие сегодня в нашей профессиональной деятельности закономерны, поскольку с приходом информационных технологий стремительно меняется весь мир, происходят изменения и в библиотечном деле. И сегодня приводимые в статье А. В. Соколова исходные определения библиотеки — «более или менее значительное собрание книг; место, откуда отпускают на определённых условиях книги для чтения на месте или на дом» (Ф. Ф. Павленков, 1905 г.), «значительные собрания книг по различным отделам знания и литературы» (Словарь Ф. А. Брокгауза-
И. А. Ефрона, 1907 г.) — уже не дают оснований делать вывод, что «без книг и читателей библиотекари перестают быть библиотекарями, а пустующие книгохранилища и читальные залы библиотечными пространствами назвать нельзя».4 Тем более что прошло сто лет с тех пор, как библиотеке давали такие определения. Сегодня читатель благодаря научно-техническому прогрессу может взять на абонементе библиотеки диск, кассету с фильмом, проигрыватель для прослушивания аудиозаписей и т. д. Решаются проблемы скачивания текстов книг на персональные е-ридеры, и неизвестно, какие услуги предложит библиотека своим читателям завтра. При этом она продолжает называться библиотекой, в ней по-прежнему работают энтузиасты своего дела — библиотекари. Чтобы утвердиться в этой мысли достаточно обратиться к опыту ведущих библиотек страны, их политике продвижения книги к массовому читателю.

Важность идеологии
В настоящее время решение библиотечных проблем развивается по трём направлениям: концептуальном, экономическом и идеологическом. Последнee из этих основополагающих направлений незаслуженно забыто, хотя является сегодня весьма актуальным как в государственном масштабе, так и в области библиотечного дела.
С развитием общества неизбежно возникают такие вопросы, как изменение концепции библиотечного обслуживания, место библиотеки в обществе, предназначение профессии библиотекаря. Специалисты старшего поколения могут вспомнить неоднократно высказывавшиеся скептиками опасения по поводу трансформации функций библиотеки. Появление литературных радиопередач дало повод говорить о том, что радио отбирало у библиотек работу с книгой; когда появилось телевидение, стали говорить о том, что люди предпочитают смотреть телепередачи и не посещают библиотечные мероприятия. Теперь сторонники электронных средств коммуникации предрекают крах библиотечного дела, книги и высказывают убеждение, что электронная книга заменит традиционную.
Но со временем становится ясно, что все нововведения, которые происходили в обществе на всех этапах его развития, успешно сочетаются с библиотечной работой, используются в работе с книгой, незаменимы в различных формах индивидуальной и массовой работы, обогащают её и питают новыми идеями. Поэтому современная библиотечная наука и практика должны не готовиться к худшему, а, оценив ситуацию, сравнив её с реалиями российской действительности, достижениями мирового опыта, найти пути утверждения и развития отечественного библиотековедения. Таким образом, не противопоставление, а взаимообогащение, взаимодействие традиционных и электронных носителей должно стать библиотечной политикой.
Не случайно сегодня стал актуальным вопрос пересмотра содержания кодекса этики российского библиотекаря, который должен учитывать основные реалии развития отечественного библиотечного дела, и отражать идеологию профессии. Такая работа успешно ведётся Российской библиотечной ассоциацией. Руководитель группы кандидат педагогических наук И. А. Трушина привлекает к этой работе широкий круг специалистов-практиков, учёных страны. В целях всестороннего охвата современных проблем библиотечной этики, изучается опыт кодификации в зарубежных странах.
На мой взгляд, залог успеха разработки «Кодекса этики» — прежде всего, в осознании нашей профессиональной идеологии как целостного свода идей, ценностей и норм, без которых не может развиваться, а тем более противостоять внутренним и внешним угрозам и вызовам библиотечное дело. Идеологию сравнивают с иммунной системой живого организма. Ослабевает иммунитет — трудно противостоять внутренним и внешним вызовам. Без идеологии, по сути дела, не может обойтись ни общество, ни отдельные социальные институты, к которым мы относим и библиотеку. Идеологическое поле заполнено всегда, если отвергаются одни идеи, их информационное поле заполняют другие
Для разработки профессиональной идеологии необходимо осознать, что смысл библиотечного труда в целом сопряжён с пониманием того, для чего трудится библиотекарь, на какие результаты ориентирована работа библиотеки. Всё это находит суммарное отражение в профессиональной идеологии.
После того как произошёл отказ от партийной идеологии, в библиотековедении, как и в других областях гуманитарного знания, возникла ситуация, которая понимается и толкуется по-разному. Одни учёные считают, что образовался идеологический вакуум, который пагубно влияет на положение дел. «Библиотечный организм оказался обезглавленным, ибо лишился самосознания», — пишет А. В. Соколов.5
Вначале остановимся на самом понятии «профессиональная библиотечная идеология», поскольку оно остаётся малоразработанным в библиотековедческой литературе, хотя к нему всё чаще обращаются.
Библиотечная идеология не может рассматриваться как часть какой-либо из существующих в общественном сознании идеологий: либерализма, консерватизма, социализма и др. Но в то же время она не может рассматриваться и в отрыве от них, поскольку испытывает на себе воздействие этих направлений человеческой мысли. Но как именно протекает это воздействие? Специальных исследований на эту тему нет не только в нашей специальной, но и в отечественной и мировой литературе.
Характерная особенность библиотечной идеологии: она и уже, и шире массовой идеологии. Уже потому, что массовая идеология адресована широким слоям общества, а библиотечная — только сообществу библиотекарей (библиотечному сообществу). Шире — потому, что библиотечная идеология, в отличие от массовой, включает (или должна включать) на консенсусной основе (консенсус — согласие большинства людей любого общества с наиболее важными аспектами его социального порядка) разные идеологические воззрения (консервативные, либеральные и др.). Но как это возможно? Ведь если бы какая-то массовая идеология, например, консерватизм, включила «на равных» идеи либерального толка, то итогом стал бы идеологический эклектизм (мешанина из разных принципов).
Вместе с тем в некоторых исследованиях неявно обосновывается, по сути дела, именно такой путь образования библиотечной идеологии: она непосредственно усваивает понятия и ценности либерализма, социал-демократизма и др., которые и составляют её основу или костяк. Если встать на этот путь формирования библиотечной идеологии, то в итоге она окажется несамостоятельным конгломератом различных идеологических норм, воззрений, установок, многие из которых к тому же исключают друг друга, поскольку принадлежат разным идеологиям. Именно такой подход к библиотечной идеологии больше всего ставит под сомнение её практическую полезность и ценность.
В своём историческом развитии библиотечное дело не опиралось только на какое-то одно идеологическое направление (за исключением, может быть, советского периода). Но когда ушла в небытие моноидеология, обнаружилось, что в библиотечной жизни, в библиотечном сознании присутствуют нередко в зачаточном, не вполне осознанном виде различные идеологические пристрастия.
Исходя из опыта развития библиотек в постсоветское время, мы можем сделать вывод: развитие библиотек может быть творчески плодотворным и разнообразным, а их имидж позитивно устойчивым, когда оно опирается на разные идеологические воззрения. В Федеральном законе «О библиотечном деле» (ст. 12), отмечается: «Библиотеки, находящиеся на полном или частичном бюджетном финансировании, должны в своей деятельности отражать сложившееся в обществе идеологическое и политическое многообразие».6
Но разные идеологические воззрения включаются в библиотечную идеологию не непосредственно, а в их обязательном преломлении и приспособлении, конкретизации применительно к специфике библиотечной среды, нормам, ценностями, установкам профессиональной деятельности. Так собственно и образуются (должны формироваться) исходные, базовые понятия библиотечной идеологии, которые составляют основу системы взглядов в библиотечном сообществе. При этом профессиональные этические нормы и опирающиеся на них ценностно-ориентационные функции позволяют соизмерять, преломляя в профессиональном сознании, ценности различных идеологий, которые нередко выступают как альтернативные, определять разумную меру их сочетания в профессиональной деятельности.
Главное в деле формирования библиотечной идеологии — не допускать ситуаций, когда какое-то одно направление, одно воззрение начинает претендовать на роль «единственно истинного». Если такой перекос возникает, то образуется почва для агрессивной поляризации несовпадающих взглядов.
Обсуждая вопросы формирования библиотечной идеологии, можно провести аналогию с библиотечной этикой, которая опирается на общеэтические, философские категории и активно использует их, но при этом не является частью этики как философской науки (то есть не является частью философии), а занимает свою нишу (уровень) в системе библиотечных знаний.
Библиотечная идеология должна разрабатываться как идеология библиотечного сообщества, отражать и выражать в первую очередь его интересы и цели. В библиотечной идеологии используются существующие в обществе идеологические ценности, идеи и установки, но это не означает, что идеология всякий раз приобретает какой-то определённый идеологический окрас с выдвижением на первый план «неоконсервативных» или «неолиберальных» или каких-то других ценностей.

Консерватизм и либерализм:
искусство балансировки
Работу библиотеки в значительной степени характеризуют консервативные традиции. Сам институт библиотек, по утверждению В. В. Фёдорова, консервативен, но «именно благодаря таким учреждениям, быть может, общество не делает лихорадочных “телодвижений”».7
Для консервативных направлений работы в библиотеке характерны установки на сохранение традиционных ценностей, стабилизацию сложившихся порядков, общественных структур, отдается предпочтение устоявшимся общественным институтам, традициям. Присущие библиотечной профессии консервативные черты во многих своих проявлениях позитивны: любовь к порядку, заведённому в библиотеке, уважение к стандартам, следование прошедшим проверку временем традициям, неприятие поспешных, непродуманных, торопливых решений и т. д. Так, А. Н. Ванеев подчёркивает, что одна из составляющих социальной миссии библиотеки — сохранение «памяти человечества» для грядущих поколений, отражение её в справочно-поисковом аппарате. «Консерватизм библиотек как социального института в таком понимании опирается на их многовековые традиции».8
Либеральные ценности библиотеки традиционно включают: свободное развитие личности, частной инициативы в условиях гражданского общества; индивидуальное самоутверждение, инициативный личный выбор и активную самодеятельность; более полное раскрытие потенциала человеческой индивидуальности, гуманное отношение к личности и др. Библиотековеды, придерживающиеся либеральных взглядов, либеральные просветители — М. А. Корф,
Х. Д. Алчевская, Н. А. Рубакин и др., приближали книгу к широким слоям читателей, изучали читателей с целью приобщения их к чтению и, содействуя развитию человеческой личности, издавали труды, способствующие этим благородным целям.
Либеральные демократы отстаивали принцип максимального ограничения вмешательства государства в библиотечную деятельность. По мнению Н. А. Рубакина, библиотека должна предоставить возможность читателю «самому судить и выбирать».9 Не всегда либерально-демократические взгляды выдающихся библиотековедов одобрялись государством. Широко известна критика, которой подвергался Н. А. Рубакина со стороны В. И. Ленина, обвинявшего его в «эклектизме», в «обзоре истории идей, без истории их борьбы», что привело к идеологической травле выдающегося библиотековеда.
В настоящее время в профессиональной библиотечной печати активно дискутируются такие вопросы либерального толка, как свободный доступ к информации, предоставление пользователю любых видов изданий без всяких ограничений, снятие цензурных запретов.
Внедрение в библиотечное обслуживание электронных средств массовой информации, компьютеризация библиотечных процессов, использование Интернет произвели революционные преобразования в библиотечном деле, внесли много нового, прогрессивного, облегчающего труд библиотекаря и читателя.
Однако наряду с позитивными моментами стремление всё обновить, отказаться от зарекомендовавших себя традиций и наработанного опыта может также привести к негативным последствиям. Так, например, резкий переход к электронным каталогам и отказ от карточного, может поставить библиотеку в трудное положение, нанести урон устоявшимся традициям, способствовать утрате накопленного за многие десятилетия богатого методического материала. Не случайно в библиотеках при вводе электронного каталога сохраняется и карточный каталог.
Библиотечная идеология нуждается в разработке способов соразмерного и гармоничного сочетания свободного и должного (необходимого), нормативного (в соответствии с библиотечными этическими нормами). Сегодня это один из главных вопросов её развития.
Либерализм в библиотечной среде предоставляет читателю неограниченные возможности пользования книжными богатствами, разнообразные формы работы с ними. Однако в этом поле существуют определённые ограничения и исключения, которые оправданы заботой о сохранности фонда, условиях работы библиотеки, правах и обязанностях библиотечного работника.
Однако крайние проявления консерватизма, бытующие в обществе, негативно сказываются и на библиотечном имидже. Это некритическая идеализация библиотечного прошлого, консервативная утопия, когда прошлое произвольно, во всём историческом объёме вводится в настоящее, по существу, искажая его образ.
Охарактеризованные выше идеи и ценности библиотечной идеологии не могут быть последовательно реализованы вне и помимо норм библиотечной этики, которые позволяют поддерживать тонкий баланс между различными (и альтернативными) идеологическими подходами, разумную меру их сочетания.
Выйти из кризиса, о котором так много пишут сегодня специалисты, библиотечное дело сможет, только создав при поддержке библиотечной общественности собственную идеологию. Выше были намечены её контуры и особенности. Библиотековедческая идеологическая концепция должна учитывать особенности переживаемого конкретного исторического периода, поскольку требования к библиотечной профессии со временем обновляются и даже могут претерпеть серьёзные трансформации в связи с новыми целями и задачами развития общества.
Сама постановка вопроса о библиотечной идеологии вызывает сегодня неоднозначное отношение специалистов и часто подвергается критике. На страницах профессиональной библиотечной печати в настоящее время активно обсуждается вопрос о деидеологизации библиотек, публикуются призывы известных библиотековедов страны перейти «от идеологизации библиотек к свободному предоставлению информации».10
Российское библиотековедение, разрабатывая свою идеологическую доктрину, решает такие важные этические проблемы как:
• несоответствие вклада библиотечного дела в развитие общества, высокой миссии библиотек, важности библиотечной профессии для культурно-просветительной, педагогической работы с одной стороны и недостаточной оценкой этого труда государством, обществом (что выражается в недостаточном финансировании, низким уровнем оплаты труда и др.).
• противоречие между традиционными (бумажными) и электронными носителями;
• востребованность специалистов с высшим профессиональным образованием и кризис высшей школы
• потребность в чёткой законодательной базе и её слабая разработанность («Закон о библиотечном деле», принятый 1994 г. безнадёжно устарел, и его положения требуют кардинального пересмотра).
Библиотеки сегодня находят выход из положения в том, что создают на региональном уровне свои законы. Например. На базе Центральной универсальной научной библиотеки им. Н. А. Некрасова в 2009 году был принят Закон города Москвы «О библиотечно-информационном обслуживании населения города Москвы», отразивший основные направления развития библиотечного дела на современном этапе.11
Мы ещё не определились, какое место библиотеки занимают в национальном плане: или они цементируют сообщество всех библиотек, которые до недавнего времени были частью советского общества, или представляют собой новую формирующуюся систему — основу будущего российского библиотечного дела, или же сочетают в себе одновременно те и другие качества.
В любом случае без разрешения таких важных и актуальных на сегодня проблем, создание идеологии российских библиотек, их развитие будет весьма затруднено.
1 Матвеев М. Ю. Исследование проблем имиджа библиотек в зарубежных странах (1980—2000-е гг.) // Библиотековедение, 2006.— №5. — С. 92.
2 Соколов А. В. Разбиблиотечивание как панацея: раздумья интеллигента-книжника // Школьная библиотека, 2009. — №6–7. — С. 138.
3 Там же. С. 139.
4 Там же.
5 Соколов А. В. Философия и библиотековедение: Приглашение к размышлению // НТБ. — 1996. — №6. – С. 6.
6 Федеральный закон «О библиотечном деле» // Библиотековедение. — 1995. — № 1. — С. 8.
7 Фёдоров В. Библиотека последней инстанции // Независимая газета. — 8 августа 2000 г. — С. 7.
8 Ванеев А. Н. О консерватизме и традициях в библиотечном деле: вопросы теории // Библиотековедение. – 1997. — №5/6. — С. 28–35.
9 Рубакин Н. А. Психология читателя и книги: Краткое введение в библиопсихологическую психологию. — М.: Книга, 1977. — 263 с.; Фонотов Г. П. Идеологические ли учреждения библиотеки? // Библиотековедение. — 1997. — № 1. — С. 12–20.
10 Дворкина М. Я. Профессиональные ценности библиотекарей // Мир библиотек сегодня. — 1996, вып.4. — С. 3–8; Матвеев М. Ю. Исследование проблем имиджа библиотек в зарубежных странах (1980–2000-е гг.) // Библиотековедение, 2006.— №5. — С. 92–96.
11 О библиотечно-информационном обслуживании населения города Москвы: закон города Москвы от 23.09.2009 г. № 36. — М.: ЦУНБ им. Н. А. Некрасова, 2009. — 24 с.

Акилина М. И. Философия современной библиотеки. Аспекты проблемы. // Петербург.библ. .школа. – 1997. — №1.— С. 29—33.
Алтухова Г. А. Нужна ли библиотекам идеологическая доктрина? // Библиотековедение. – 2001. — №3.
Алтухова Г. А. Основы библиотечного имиджа: Учебно-методическое пособие / Г. А. Алтухова. – М: Литера, 2008.—224 с.
Кабачек О. Л. Идеология и развитие профессионального библиотечного сознания // Библиотековедение, 1997. — №5/6. — С. 71–78.
Морозова Л. Е. Личность библиотекаря в американской профессиональной печати // НТБ. — 1991. — №11. — С. 27–29.
Резолюция по вопросам о принципах и основах организации библиотечного дела земскими и городскими органами местного самоуправления // Труды Первого Всероссийского съезда по библиотечному делу. — СПб., 1912. — Ч. 2. — С. 202–208.
Стасов В. В. Собр. соч. Т. 1. — 198 с.

С автором можно связаться:
altukhova@hotmail.ru


Тема номера

№ 15 (417)'22
Рубрики:
Рубрики:

Анонсы
Актуальные темы