Журнал для профессионалов. Новые технологии. Традиции. Опыт. Подписной индекс в каталоге Роспечати 81774. В каталоге почта России 63482.
Планы мероприятий
Документы
Дайджест
Архив журналов - № 07 (97)'09 - Миссия Библиотеки
Власть над культурным пространством

Галина Борисовна Паршукова, кандидат педагогических наук, доктор культурологии, заведующая отделом ГПНТБ СО РАН, профессор Новосибирского государственного технического университета

Описывая проблемную ситуацию современного культурного пространства, в котором традиционное место библиотеки было значимым и властным, мы приходим к выводу, что библиотека как социальный институт власти над культурным пространством находится в состоянии дезорганизации.


В современную эпоху наметился рост интереса к проблемам культуры и культурной регуляции, что связано в первую очередь с острой необходимостью культурной адаптации современного человека к вызовам цивилизации, информационного общества.

Библиотека в ряду институтов
Библиотековедение аксиоматично рассматривает библиотеку как социальный институт.1 В социологии обычно выделяют следующие группы институтов:
1 Экономические — это те институты, которые обеспечивают процесс производства и распределения материальные благ и услуг, регулируют денежный оборот, занимаются организацией и разделением труда (банки, биржи, корпорации, фирмы, акционерные общества, заводы и т. д.).
2 Политические — институты, которые устанавливают, исполняют и поддерживают власть. В концентрированной форме они выражают существующие в данном обществе политические интересы и отношения. Совокупность политических институтов позволяет определить политическую систему общества (государство с его центральными и местными органами власти, политические партии, полиция или милиция, юстиция, армия и также различные общественные организации, движения, объединения, фонды и клубы, преследующие политические цели). Формы институализированной деятельности в данном случае строго определены: выборы, митинги, демонстрации, предвыборные кампании.
3 Воспроизводства и родства — это институты, благодаря которым поддерживается биологическая непрерывность общества, происходит удовлетворение сексуальных потребностей и родительских стремлений, регулируются отношения между полами и поколениями и т. д. (институт семьи и брака).
4 Социально-культурные и воспитательные — это институты, главная цель которых заключается в создании, развитии, укреплении культуры для социализации молодого поколения и передачи ему накопленных культурных ценностей всего общества как целого (семья как воспитательный институт, образование, наука, культурно-воспитательные и художественные учреждения и т. п.). Библиотеки относятся именно к этому классу социальных институтов.
5 Социально-церемониальные — это институты, регулирующие повседневные человеческие контакты, облегчающие взаимопонимание. Хотя эти социальные институты представляют из себя сложные системы и чаще всего бывают неформальными, именно благодаря им определяются и регулируются способы приветствий и поздравлений, организация торжественных свадеб, проведение собраний и т. п. Это институты, организованные добровольным объединением (общественные организации, товарищеские объединения, клубы и т. п., не преследующие политических целей).
6 Религиозные — институты, организующие связь человека с трансцендентными силами. Потусторонний мир для верующих людей существует реально и определённым образом влияет на их поведение и социальные отношения. Институт религии играет заметную роль во многих обществах и оказывает сильное влияние на многочисленные человеческие отношения.
Основной функцией любого социального института является удовлетворение соответствующих социальных потребностей. Для её осуществления каждому институту приходится выполнять ряд функций, обеспечивающих совместную деятельность людей, стремящихся к удовлетворению определённых потребностей.2 Среди них:
1 Функция закрепления и воспроизводства общественных отношений — система правил и норм поведения, закрепляющих, стандартизирующих поведение каждого члена института и делающих это поведение предсказуемым.
2 Регулятивная функция — выработанный социальным институтом шаблон поведения, норм и контроля, регулирующий взаимоотношения между членами общества (то есть социальный институт как элемент социального контроля).
3 Интегративная функция — процессы сплочения, взаимозависимости и взаимоответственности членов социальных групп, происходящие под воздействием институционализированных норм, правил, санкций и систем ролей.
4 Транслирующая функция — передача социального опыта приходящим в социальный институт новым людям как за счёт расширения социальных границ института, так и за счёт смены поколений. Для этого в каждом институте предусмотрен механизм, позволяющий индивидам социализироваться к его ценностям, нормам и ролям.
5 Коммуникативная функция — это распространение произведённой в институте информации (как распространение информации внутри института с целью управления и контроля за соблюдением норм, так и передача её другим институтам).
Любой социальный институт, в том числе и библиотека, осуществляет целенаправленную деятельность и включает в себя ряд компонентов. К ним относятся:
а) некоторая внутренне слаженная система функций, закреплённых предписаниями (нормы, уставы), которые оправдывают существование данного института и соотносят его с другими сферами общественной жизни;
б) материальные средства (здания, финансы, оборудование), обеспечивающие деятельность данного института;
в) носители (кадры), которые вербуются в соответствии с принципами, соотнесёнными с целями данного института (служители культа, различные слои интеллигенции).
Что касается библиотеки, то, например, Р. С. Мотульский пишет: «Библиотека — социальный институт, осуществляющий сбор и распространение в пространстве и во времени социально значимых документов с целью удовлетворения информационных потребностей пользователей». Считается, что этот социальный институт сформировался ещё на заре человечества и что он неразрывно связан с хранением, систематизацией и передачей информации, то есть с социально значимыми функциями.
Онтологическая функция призвана определять совокупность подлинных знаний о мире и отделять их от мнимых знаний, не прошедших проверку временем.
Социализирующая функция — объединять социальный организм за счёт общности представлений о мире, создавать основу для осуществления социальной коммуникации.
Систематизирующая функция — распределять знания по рубрикам и разделам, кодифицируя и концептуализируя само знаниевое пространство.
Когнитивная функция — производить и распространять знания, важные для данного социального организма.
Итак, можно сделать вывод: библиотека — это социально-культурный институт с присущими ему функциями, призванными удовлетворить социальную потребность людей в информации.

Дезинтеграция или адаптация?
Социолог Роберт Мёртон ввёл в социологию различение между явными и латентными (скрытыми) функциями социальных институтов. Явные функции института заявлены, официально признаны и контролируются обществом. Латентные функции — это «не свои» функции, которые выполняются институтом скрытно или непреднамеренно (например, когда система образования выполняет не свойственные ей функции политической социализации). В случае серьёзного расхождения явных и латентных функций возникает двойной стандарт социальных отношений, что угрожает стабильности общества. Ещё более опасна ситуация, когда наряду с официальной институциональной системой формируются так называемые «теневые» институты, которые берут на себя функцию регуляции важнейших общественных отношений (например, криминальные структуры в современной России).
Латентные (скрытые) функции не запланированы заранее, носят непреднамеренный характер и даже не всегда осознаются. Например, не до конца осознана такая латентная функция образования, как закрепление социального неравенства.
И явные, и латентные функции социальных институтов подвергаются наибольшей деформации во времена быстрых социальных перемен или революций. Я. Щепаньский3 отметил, что эффективность функционирования социальных институтов зависит от следующих условий:
1) от чёткого определения цели, задач и объёма функций социального института;
2) от рационального разделения труда и его рациональной организации внутри социального института;
3) от степени деперсонализации деятельности и объективизации функций, выполняемых отдельными лицами;
4) от признания престижа, которым обладает социальный институт в глазах групп, общностей или общества;
5) от бесконфликтного включения социального института в глобальную систему институтов.
Нарушение даже одного из этих условий приводит к дисфункции в деятельности института, к нарушению взаимодействия социальной среды и социального института по реализации главной функции каждого социального института — удовлетворению конкретных общественных потребностей.
Современные социологи считают, что если институт не справляется с выполнением своих явных функций, то его ждёт дезорганизация.4 Перед многими традиционными институтами встаёт необходимость адаптироваться к решению новых задач (альтернатива лишь одна — прекращение деятельности). Переорганизация или формирование новых социальных институтов на основе новых социальных норм, ценностей и отношений требуют длительных временных периодов. Нельзя быстро сформировать новые стандарты поведения, изменить сознание людей. Поэтому период дезорганизации (или аномии, по Дюркгейму5) длится достаточно долго. Кстати, если Дюркгейм видел аномию в безнормности, в разрушении или ослаблении нормативной системы общества, то согласно Мёртону6 аномия представляет особый структурный разлад культуры, конфликт, дисбаланс между культурными ценностями и санкционированными институциональными средствами.
Не вдаваясь в обсуждение концепций аномии Э. Дюркгейма и Р. Мёртона можно сказать, что современное общество переживает аномийный период (аномические процессы на фоне переходного периода в экономике и политике получают максимальное развитие).
В период интенсивных социальных перемен в обществе часто возникают ситуации, когда изменившиеся общественные потребности не могут найти адекватного отражения в структуре и функциях уже существующих социальных институтов. Такое несоответствие может привести к дисфункции. Дисфункция может найти своё выражение как во внешней, формальной («материальной») структуре (например, недостаток материальных средств, недостаток подготовленных кадров и т. д.), так и во внутренней, содержательной деятельности (например, неясность целей деятельности института, неопределённость функций, падение социального престижа и авторитета института и т. д.).
Дисфункция наступает и в случае потери социальным институтом его существенного качества — деперсонализации деятельности. Как известно, социальный институт функционирует как объективно действующий механизм, в котором каждый человек на основе разработанных норм и образцов поведения, в соответствии со своим статусом играет заранее определённую роль. Принцип деперсонализации заключается в том, что выполнение функций института зависит от чёткого распределения социальных ролей и эффективной работы всего механизма, обеспечивающего должное исполнение этих функций, а не от личностных особенностей, склонностей, предпочтений выполняющих их индивидов или других субъективных моментов. Персонализация (потеря деперсонализации) института означает, что он перестаёт действовать в соответствии с объективными потребностями и объективно установленными целями, его объективные функции уходят на второй план. На первый план выходят личные и корпоративные интересы конкретных действующих лиц, а также их персональные качества и свойства.7 А это, в конечном итоге, ведёт к тому, что социальный институт становится всё менее ориентированным на достижение основной цели своего существования — обеспечение той или иной социальной потребности.
Анализ некоторых докладов и публикаций на крупных научных мероприятиях современного библиотечного сообщества показывает, что приоритеты деятельности библиотек (внутри типологической локальности) определяются исходя из склонностей их руководителей: автоматизация, библиосоциальная работа, просвещение, образование и т. д. Такая персонализация и есть признак кризиса, поскольку невозможно выделить детерминанту в миссии библиотеки, главную социальную функцию.
Свидетельствует об этом и активизация латентных функций библиотеки, например, оживление библиосоциальной работы (выполнение библиотеками наряду с традиционными некоторых функций учреждений социальной работы, решение части социальных проблем своих пользователей методами библиотечной деятельности). Кризис библиотеки как социального института сформулирован Ю. Н. Столяровым8, который отмечал, что библиотеки своевременно не вписались ни в ход научно-технического прогресса (что породило в конце 1950-х гг. возникновение сети органов НТИ), ни в начавшуюся в мире в 1970-е гг. информатизацию общества.

Триумф рыночной культуры
Итак, приходится констатировать, что такой социальный институт, как библиотека, проявляет признаки дезорганизации — кризиса.
Причина этого лежит как в самом библиотечном деле, так и во внешней среде. Ведь современная культура также находится в кризисном состоянии. Точнее, она характеризуется специфическими чертами, которых не было в предыдущие эпохи, и поэтому традиционный социокультурный институт испытывает дезорганизационный этап развития.
Глава школы структурного функционализма Т. Парсонс считает «культуру» всего лишь одной составляющей набора аналитических конструктов, предназначенного для анализа социального действия.
В работах К. Леви-Стросса «культура» считается особой упорядоченной селективной областью феноменов, противопоставляемой «природному».
Специалист в области социологии культуры Э. А. Орлова, обращаясь к определению культуры, выделяет надбиологичные и социально транслируемые феномены: эстетические, идеологические, религиозные, социальные образцы и технику освоения среды.9
Несмотря на некоторые различия в этих дефинициях, культура чаще всего определяется как форма трансляции социального опыта через освоение каждым новым поколением предметного мира культуры, навыков и приёмов, культурных ценностей, образцов поведения. Все изменения в отдельных областях человеческой жизнедеятельности (будь то экономика, политика и т. д.) определяются общекультурным уровнем того или иного сообщества. Культура — это образ жизни индивида, определяемый социальным окружением.
В XX веке возник феномен рыночной культуры.10 В рыночной культуре нет понятия высокой культуры, поскольку нет заданного образца, а ценности в системе рыночной культуры совершенно другие. Основная ценность рыночной культуры — это успех, который выражается в рейтингах. То есть используются чисто количественные показатели. В основе рейтинга лежат либо расчётные данные, либо усреднённые оценки экспертов. В результате на верхние позиции рейтингов часто попадают раскрученные имена, широко известные события и т. д.
Кроме обозначенной общемировой тенденции формирования рыночной культуры, можно сформулировать некоторые современные культурологические проблемы российского общества, детерминированные явным социальным и экономическим кризисом последних лет (оговоримся, что мы не рассматриваем проблемы культурологии как научной дисциплины):
• массовое «раскультуривание» людей;
• утрата населением основ культурной компетентности;
• потеря социальной адекватности;
• деградация социокультурной устойчивости личности.11
Подлинным успехом в системе рыночной культуры является коммерческий успех, а результат оценивается с точки зрения денежной эффективности и роста личного благосостояния. Следовательно, действительно успешным человеком признаётся тот, кто обладает капиталом. Такая ориентация заставляет отдавать предпочтение тем видам практик, которые имеют наилучшие сбытовые перспективы.
В культуре рынка человек оценивается по тому, сколько он стоит, что проецируется на уровень его потребления, поскольку рынок основан на сбыте и потреблении. Возникает новое понятие престижности, которое определяется уровнем потребления (престижность определяет виды потребления и качество потребляемого).
Традиционная форма участия институтов культуры в становлении современной культуры сегодня не эффективна из-за усиления динамики и трансформации современной культуры.
Библиотека как культурный институт, привлекает к себе исследовательское внимание фактически с того времени, с какого она была осознана как специфический элемент жизни культурного человека.12
Можно по-разному определять современную библиотеку, но общим можно считать определение библиотеки как социального института, организующего общественное использование публикаций.
Так, Т. Б. Маркова считает, что сущность библиотеки как культурного феномена следует рассматривать не как механическое скопление книг, рукописей и других документов, запечатлевших слова и образы, но и как особое в качественном отношении образование, в котором человек реализует всё возрастающее количество своих культурных запросов.
Основную проблему библиотек
Т. Б. Маркова видит в том, каким образом общество в лице государства подчиняет себе знание и заставляет его служить собственным целям, в том, как библиотека в качестве особого социального института осуществляет власть над знанием. Библиотека сохраняет знание всех и каждого в отдельности и тоже проводит отбор, устанавливая при этом общие границы распределения и циркуляции знания, возможности удовлетворения потребностей людей в информации.
Описывая проблемную ситуацию современного культурного пространства, в котором традиционное место библиотеки было значимым и властным, мы приходим к выводу, что библиотека как социальный институт власти над культурным пространством находится в состоянии дезорганизации.

Куда «уходит» библиотекарь?
С учётом вышесказанного очевидно, что вопрос о профессионалах в библиотеке стоит очень остро, ведь традиционная профессиональная подготовка имеет смысл при условии существования стабильной профессиональной среды.
Системная проблема современного профессионального библиотечного образования заключается в отсутствии чёткого понимания, какими навыками выпускник должен владеть, какие виды деятельности ему надлежит осущест-влять; в отсутствии разграничения полномочий и ответственности бакалавра, специалиста, магистра; в отсутствии механизма партнёрства вузов и библиотек. На самом деле, это проблемы отраслевого образования в целом. Проблема же именно библиотечного образования — в дезорганизации библиотечного дела. Деятельность профессионалов зависит от социальной практики профессиональной группы. А подготовка профессионалов зависит и от состояния системы образования, и от профессиональной практики. Если выпускник вуза «не дотягивает» до уровня, достигнутого практикой, то он не может быть носителем прогресса.13
В современных условиях в самых разных сферах деятельности всё чаще требуется не квалификация, а компетентность, которую можно рассматривать как совокупность квалификации и социальных поведенческих характеристик, способность принимать решения и нести за них ответственность.
Если с пониманием поведенческих характеристик (или социальных компетенций) всё более или менее понятно, то по поводу профессиональных компетенций дискутируют и практики, и исследователи, и преподаватели.
Итак, главный вопрос: библиотечное образование — это образование гуманитарное, техническое или естественнонаучное?
Этот вопрос может быть разрешён только в том случае, если мы нарисуем профессиональную картину мира. Проблема идентификации опыта стоит перед каждым Профессионалом, трудности с выбором «координат» оценки часто приводят к неадекватной «картине мира», что в свою очередь приводит к нерезультативной профессиональной деятельности. Следует отметить, что профессиональная картина мира библиотекаря должна сложится в результате деятельности преподавателей различных дисциплин, от математика до культуролога.
Если будущее библиотек видится в цифровом контексте, то, возможно, будущий библиотекарь — это инженер? Или IT-специалист?
Если библиотека это система знаний, модель знания, накопленного человечеством (третий мир по К. Попперу14), то, может быть, библиотекарь — это системотехник?
Если библиотека это рынок информационных продуктов и услуг, то может быть библиотекарь — это маркетолог?
Представляется, что библиотекарь как таковой уходит. Так же как когда-то ушёл «просто доктор», «просто учитель». Библиотечное дело требует широких профессиональных навыков, и, видимо, не имеет смысла говорить о сотруднике библиотеки как только о библиотекаре. Сотрудник библиотеки — это психолог, социолог, педагог, информатик, системотехник, инженер знаний, каталогизатор и т. д. Библиотекарь — это универсал, менеджер библиотеки.
Наши предложения по преодолению означенных проблем сводятся к следующему:
1 Дисциплины гуманитарного цикла должны сформировать понимание места современного человека в новом цифровом мире, обеспечить позиционирование личности в эпоху постмодернизма, дать возможность оценить изменчивость социальной сущности человека в новой эпохе, которая, в отличие от всех предыдущих эпох, затрагивает экзистенциальную сущность человека.
2 Дисциплины цикла ИКТ (информатика, телекоммуникационные технологии и т. д.) должны быть сгруппированы в единый блок, должны раскрывать логику восхождения от общих положений информатики, компьютерной грамотности к пониманию места библиотеки в новой информационной среде.
3 Профессиональные дисциплины должны формировать профессиональное сознание, а не только обучать технологическим приёмам; в условиях динамичного развития технологий человек, ориентированный на жёсткий набор профессиональных технологий, не сможет адаптироваться на рынке труда.
4 «Доводка» профессионалов возможна в ходе практики, проводящейся на базе библиотек (лучше — крупных научных, например, областных, крупных университетских). Возможно создание совместных кафедр «библиотека – вуз», в которых профессор (например, директор библиотеки или ведущий специалист) осуществляет организацию практической деятельности, а студенты дневной формы обучения работают библиотекарями (по аналогии с клиническими кафедрами в медицинском образовании).

1 Мотульский Р. С. Вечна ли библиотека? Доклад на VIII Международной конференции «Крым-2001. Библиотеки и ассоциации в меняющемся мире: Новые технологии и новые формы сотрудничества» // ГПНТБ [Электронный ресурс]. — М., cop. 1995–2008. — Режим доступа: http://www.gpntb.ru/ win/inter-events/crimea2001/tom/sec1/Doc10.HTML.
2 Андреев Ю. П. Социальные институты: содержание, функции, структура / Ю. П. Андреев, Н. М. Кор-жевская, Н. Б. Костина. — Свердловск: Изд-во Урал. ун-та, 1989. — С. 19–27; Фролов С. С. Социология: [Уч. для высш. учеб. заведений]. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Издательская корпорация «Логос», 1996. — С. 173–175.
3 Щепаньский Я. Элементарные понятия социологии / пер. с польск. В. Ф. Чесноковой; ред. и вступ. ст. Р. В. Рывкиной. — Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1967. —247 с.
4 Например, Новикова С. С. Социология: история, основы, институционализация в России. — М.: Московский психолого-социальный институт; Воронеж: Изд-во НПО «МОДЭК», 2000. — 464 с.
5 Э. Дюркгейм ввёл в научный оборот и категорию «аномия» — дословно «разрегулированность», «безнормность» (Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. — М., 1996. — С. 432).
6 Мёртон Р. К. Социальная структура и аномия // Социология преступности. — М., 1966. — С. 300.
7 Новикова С. С. Социология: история, основы, институционализация в России. — М.: Московский психолого-социальный институт; Воронеж: Издательство НПО «МОДЭК», 2000. — 464 с. — (Библиотека студента).
8 Столяров Ю. Н. Итоги развития отечественных библиотек к концу второго тысячелетия // НТБ. — 1998. — №10. — С. 36–50. То же: http://www.gpntb.ru/win/ntb/ntb98/10/f10_03a.html.
9 Орлова Э. А. Введение в социальную и культурную антропологию. — М.: Изд-во МГИК, 1994. — С. 18–20.
10 Пролегомены к современной эстетике // Культуролог: Теория культуры [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://kulturolog.narod.ru/ theory/estetika.htm.
11 Флиер А. Я. Культурология для культурологов: учеб. пособие. — М.: Академический проект, 2000.— 496 с.
12 Маркова Т. Б. Библиотека как феномен культуры: автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата философских наук: Специальность 09.00.13 (философия культуры и философская антропология) // Anthropology.ru [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://anthropology.ru/ ru/texts//markovat/abstract. html.
13 Астахова Е. В. Высшее образование на рубеже веков: трансформация социальных функций // IREX: Совет по международным исследованиям и обменам [Электронный ресурс]. — М., cop. 2005–. — Режим доступа: http://www.irex.ru/press/pub/
polemika/07/ast.
14 Карл Поппер разработал концепцию «третьего мира» — «мира языка, предположений, теорий и рассуждений». Он различает три мира: первый — реальность, существующая объективно, второй — состояние сознания и его активность, третий — «мир объективного содержания мышления, прежде всего, содержания научных идей, поэтических мыслей и произведений искусства». Третий мир создаётся человеком, но результаты его деятельности начинают вести свою собственную жизнь. Третий мир — это «универсум объективного знания», он автономен.

Иллюстрации: конференция, посвящённая 90-летию ГПНТБ СО РАН.

Тема номера

№ 19 (421)'22
Рубрики:
Рубрики:

Анонсы
Актуальные темы