Журнал для профессионалов. Новые технологии. Традиции. Опыт. Подписной индекс в каталоге Роспечати 81774. В каталоге почта России 63482.
Планы мероприятий
Документы
Дайджест
Архив журналов - № 4 (52)'07 - Профессиональное чтение
Профессиональная библиотечная периодика Какой ей быть?

Слава Григорьевна Матлина, кандидат педагогических наук, доцент, ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского отдела библиотековедения Российской государственной библиотеки, Москва


Средства массовой информации, включая профессиональные, не только транслируют, но одновременно формируют идеологию, культурно-информационную политику, непосредственно влияя на самосознание читателя, в нашем случае — библиотекаря. Не случайно СМИ называют «четвертой властью». О реальном влиянии СМИ на общество свидетельствуют многочисленные исследования.

Сочетая несочетаемое
Как влияют на библиотечное сообщество профессиональные библиотечные периодические издания? С помощью того же инструментария, что и вся прочая пресса. Через отбор информации, проблем, жанров, авторов, через способ подачи материала, через контекст.
Профессиональному периодическому изданию отбирать материалы для публикации сложнее, чем общественно-политическому. Общественная жизнь многообразнее и динамичнее профессиональной, да и не может журнал или газета для библиотекарей содержать штат постоянных колумнистов, ведущих рубрик, спецкоров в регионах и пр. Конечно, есть проторенный путь — так называемая «компьютерная» журналистика, когда материалы выискиваются в Интернете и перемежаются отдельными, случайными по характеру статьями. Но такие журналы — их имена на слуху у библиотечной общественности — можно лишь условно причислить к профессиональным.
Настоящий профессиональный библиотечный журнал призван сочетать трудносопрягаемые качества: научность и — рискую навлечь на себя гнев учёной общественности — общедоступность или популярность, то есть быть потенциально интересным и исследователю-библиотековеду, и представителю сопредельных гуманитарных наук, и любому человеку, озабоченному развитием культуры. Ведь библиотека — самый демократичный, открытый всем и каждому социальный институт. Её проблемы не могут не интересовать пользователей.
Главное, что даёт сочетание доступности и научности, это возможность влиять на профессиональное самосознание тысяч библиотекарей-практиков. То есть журнал должен стать для них одновременно источником актуальной информации, инструментом самообразования, развития мышления и средством коммуникации, позволяющим быть услышанным библиотечной общественностью. В широком плане — позволим себе интерпретировать социолога Д. Дондурея — профессиональный журнал для культуртрегеров направлен на выработку новых смыслов, создание культурных кодов, ценностей, образцов — всего того, что можно назвать культурной и профессиональной аутентичностью.1
Что же делает журнал научным? Безусловно, не те статьи, авторы которых, по А. П. Чехову, «свою учёность показать хочут», изобретая не связанные впрямую с социальными эффектами НИР классификации или насыщая текст мудрёными терминами. Такие работы мало, что добавляют к нашим профессиональным представлениям.
Прекрасно, когда журнал получает возможность публиковать «постановочные» работы — те, что впервые ставят проблему или обобщают материал по относительно известной теме, выявляя новые смыслы за счёт глубокого анализа. Но такие материалы редки. «Прирастание» новых смыслов в нашей сфере знания чаще происходит за счёт работ, освещающих тот или иной аспект проблемы, за счёт сообщений о конференциях, симпозиумах, конгрессах, которые отличает авторская оценка, а также за счёт аналитических рецензий и, безусловно, профессиональной публицистики, полемических статей.
В конечном итоге, научным журнал делают отнюдь не научные жанры, традиционно таковыми считающиеся. И не только в жанрах дело. По-настоящему научным его делает зиждущаяся на профессионализме заинтересованная личностная, а значит, ценностно окрашенная позиция авторов, умение почувствовать «нерв» современной социо-культурной ситуации, способность вычленять из повседневной жизни самое значимое, убедительная и доказательная манера изложения, её энергичный, явно или скрыто полемичный стиль. Эти качества всегда отличают работы Э. К. Беспаловой, С. А. Езовой, И. Г. Морген-штерна, А. В. Соколова, В. Д. Стельмах,
Ю. Н. Столярова, Э. Р. Сукиасяна (сознательно перечисляю в беспристрастном алфавитном порядке). Этот список далеко не полон. В библиотечном деле работает немало замечательных учёных, «по совместительству» — прекрасных журналистов, полемистов, умеющих придать даже относительно скромной информации характер особой событийности.
Последнее обстоятельство чрезвычайно важно для профессионального журнала или газеты. Претендуя на роль посредника между событиями и читателем-специалистом, периодическое издание не просто даёт ту или иную информацию. Авторские статьи призваны раскрыть её глубокие контексты, увязать в единое целое с событиями социо-культурной жизни, провести исторические параллели. Исследователи СМИ отмечают, что чем выше доля событийности у сообщения, тем эффективнее оно выполняет свою роль информационного источника.2 Это обстоятельство касается одинаково традиционных и новых СМИ.
Рискну предположить, что для профессиональной периодики, как и для общественно-политической или литературно-критической, большое значение имеет личность главного редактора. Это тот случай, когда одинаково важны ценностные ориентиры, в том числе чёткая нравственная позиция, профессионализм, талант менеджера, коммуникативные способности и простое человеческое обаяние. Всё это позволяет «главному» сформировать сильную команду — обычно небольшой коллектив редакции и, что не менее важно, актив авторов.
Главный редактор профессионального издания — фигура публичная, узнаваемая: ведь он выступает «лицом» и журнала, и профессии. Не случайно ряд изданий использует давний журналистский приём: они открывают каждый номер «колонкой» главного редактора.
С одной стороны, колонка редактора сугубо функциональна: она создаёт позитивную установку на восприятие публикаций из текущего номера. С другой стороны, она ориентирована на повышение «градуса событийности». Редактор напрямую обращается к читателям по разным поводам, «крупным планом» обозначая свою гражданскую и профессиональную позицию. Что читатель воспринимает как знак доверия к нему, открытость к честному диалогу. Так, газета «Библиотека в школе» и журнал «Библиотечное дело», несмотря на относительно юный возраст, пользуются всё возрастающей популярностью у профессионального сообщества.

Банк безумных идей
Особого рода событийность присуща статьям, содержащим новые идеи или информацию об уже реализованных проектах. Надо сказать, что материалы, посвящённые тем или иным смелым идеям, проектам, на первый взгляд, совершенно невероятным, в библиотечном деле пока ещё редкость. Хотя на моей памяти есть проекты, в реальность которых поначалу слабо верилось и мне самой, и коллегам. Один из них — теперь уже широко известная Всероссийская школа библиотечной инноватики. Идея её, поначалу казавшаяся чересчур идеалистичной, благодаря усилиям множества людей, прежде всего, руководителей кафедры библиотечного дела АПРИКТ и Белгородской областной библиотеки Т. Я. Кузнецовой и Н. Т. Чуприной, успешно реализовалась и продолжает развиваться.
Вопрос о публикации в научных журналах «безумных идей» стоит в печати давно и остро. Например, математикам и физикам хорошо известно: чем идея парадоксальнее, тем у неё больше шансов оказаться верной. «Когда-то первый главный редактор нашего журнала академик Шубников, — вспоминает сотрудник редакции журнала РАН «Кристаллография», — предлагал ввести рубрику завиральных идей. Он полагал, что абсолютная ахинея отсеется, а в чистом осадке обнаружится гениальная идея».
Журнал хоть и не ввёл эту рубрику, но иногда печатал теоретические статьи «полуфантастического свойства» в сопровождении авторских теоретических выкладок. И что же? По прошествии времени нередко вся эта «фантастика» оказывалась реальностью. Но есть и противоположные примеры: у одного отечественного учёного, выдвинувшего в своё время «сомнительную», как всем казалось, идею, не хватило смелости отстоять свою точку зрения. Он горько пожалел об этом, когда шедший тем же путем зарубежный коллега совершил открытие мирового значения.3
Нетривиальные идеи в библиотечном деле, тем более исходящие от практиков, сегодня крайне необходимы. В региональных библиотечных изданиях время от времени появляются рубрики типа «Есть идея», рассказывающие о необычных проектах и путях их реализации. Так, нельзя назвать случайным заголовок одного из изданий НФ «Пушкинская библиотека» — «Как создаются читающие нации: опыт, идеи, образцы». Эта книга посвящена опыту продвижения чтения и развития читателя в трёх странах: Великобритании, России и США. В ней поимённо названы авторы реализованных проектов, и что в контексте данной статьи особенно важно — оригинальных идей. Стало быть, первичность идей, рождённых творческой фантазией библиотекаря, очевидна. Именно благодаря этим идеям и смогли осуществиться самые смелые проекты.
Рождению новых идей способствуют публикации, касающиеся вопросов «сопредельных территорий» — философии и социологии культуры, культурологии, музееведения, архивоведения, информатики, теории и практики менеджмента etc. Нередко их творческое переосмысление как раз и служит основой для появления тех самых «завиральных идей» — инноваций, которые методологи не без основания называют побудительной силой развития культурных институтов, в том числе библиотек.
Не менее значимы литературоведческие, художественные и критико-библиографические статьи, публикуемые региональными профессиональными периодическими изданиями. Один из самых замечательных издательских проектов — журнал «PROЧТЕНИЕ». Он появился благодаря усилиям сотрудников муниципального объединения библиотек Екатеринбурга и Ассоциации писателей Урала и позиционирует себя как издание, посвящённое различным аспектам чтения, включая филологические комментарии. Рассчитанный на «продвинутую читательскую аудиторию», он адресован и библиотекарям — организаторам чтения, обменивающимся творческими идеями в продвижении книги. Здесь также печатаются художественные произведения уральских писателей.
Заметим, что произведениям художественной литературы «малых жанров» — стихотворениям, рассказам, эссе — предоставляют свои страницы и другие профессиональные издания. Исследования в области науковедения выделяют эвристическую роль беллетристики в научном познании. Новые научные идеи порой преломляются в беллетристике в «удобоваримой» форме сюжетных коллизий, реально-вымышленных или придуманных межличностных конфликтов, интриг и драматических столкновений. В этом смысле регулярно публикуемые аналитические материалы на тему «Библиотека и библиотекарь в художественной литературе и киноискусстве» не только рассказывают об имидже библиотекаря, но и позволяют читающему проигрывать, моделировать типичные ситуации профессиональной жизни, соотнося их с конкретными произведениями искусства.4

Учимся транслировать идеи
Осмелюсь предположить, что на роль авторов «дерзких» идей скорее могут претендовать талантливые библиотекари-практики, нежели учёные. Последние скорее «аранжируют музыку», если перефразировать М. И. Глинку, (в нашем случае — инновационные идеи), но «создаёт её народ» — сотрудники библиотек.
Мой более чем 40-летний опыт подсказывает, что субъектом инноваций обычно выступает неординарно мыслящий сотрудник, отличающийся «проектным сознанием» (по Г. П. Щедровицкому) и творческой фантазией. К сожалению, такой сотрудник часто не считает нужным «озвучить» в печати свои наработки. И дело не только в присущем библиотекарям «синдроме профессиональной скромности», о котором неоднократно упоминалось в печати.
К сожалению, наши коллеги не всегда умеют анализировать свою работу. Поэтому столь низок профессиональный уровень статей, попадающих на страницы даже федеральных (!!!) изданий. Очень часто они сводятся к пересказу каких-то событий и напоминают отчёт о проделанной работе. Тогда как необходим анализ побудительных факторов, связей с традициями данной библиотеки, обоснование идеи, отличающей ту или иную массовидную программу от аналогичных. Нет сведений и о полученных эффектах.
Это большая беда. Из-за слабой рефлексии практиков публикации в профессиональной периодике в своей совокупности не выполняют важнейшую задачу — показывать срез библиотечной деятельности, выявляя новое, интересное, тот самый тренд, определяющий направления культурной политики и место в ней библиотеки.
Но есть у этой проблемы и другая сторона. Отсутствие навыков публичной презентации замечательных идей и проектов объективно ведёт к недооценке творчества их автора. В свою очередь, это негативно сказывается на его социальном самочувствии и приводит к «вымыванию» из библиотек нестандартно мыслящих людей. Авторская публикация для такого сотрудника — факт публичного признания его способности создавать новое знание, и что не менее важно — передавать, продвигать его. Библиотекарей очень важно учить искусству владения словом, азам журналистского мастерства, и начать можно с введения соответствующих курсов в средних и высших специальных учебных заведениях.
Сегодня профессиональная общественность уже начинает понимать значимость таких знаний и по-своему пытается восполнить пробелы. Примером таких попыток могут служить конкурсы региональных газет и журналов, организуемые журналом «Молодые в библиотечном деле» в рамках молодёжных форумов и фестивалей. Ведение спецкурса «Библиотечная журналистика в ЛГУКИ» (руководитель В. А. Бородина). Или обучение сельских библиотекарей Тверской области навыкам написания аналитических статей, репортажей, съёмки фоторепортажей и др. Хотя это, разумеется, капля в море.
В качестве паллиатива можно предложить ведущим журналам открыть на своих страницах своеобразный Всеобуч — Школу профессионального мастерства журналиста. Так, заочно, библиотекари могли бы учиться готовить аналитические статьи на материале своей работы. Другой вариант (из разряда описанных выше «завиральных» идей!) —  публиковать «памятки» автору о правилах подготовки (а не только оформления) рукописи. Здесь можно было бы предусмотреть, например, рекомендации о соблюдении логической связи между отдельными положениями статей; корректном использовании профессиональных терминов, дозированном перечислении названий выставок и фамилий читателей, принявших участие в той или иной программе; требования к заголовкам и т. п.
Спешу предупредить возможные возражения: конечно, научить библиотекарей азам журналистского мастерства — ещё не значит решить все проблемы качества наших журналов и газет. Возможно, в таком случае правильнее поставить вопрос шире — подходить к периодике как инструменту и одновременно индикатору развития профессионального языка? Не буквально — составляя словарь — но, опосредуя содержательную динамику социо-культурного развития, вырабатывать новые тексты и — подчеркну — контексты: культурологические, философские и пр. В философском понимании тексты — это создаваемая (и в нашем случае артикулируемая) людьми реальность.5 В обыденной жизни их определяют формулой: «Что знаем, видим, чувствуем, то и описываем в своём материале».
Контексты — воспринимаемые подсознанием связи, соединяющие различные элементы этой реальности. Это — всегда второй, третий и т. п. слои текста, степень его информационной и когнитивной насыщенности. По формуле выдающегося филолога и философа-постмодерниста Р. Барта, «контекст информативнее текста». Синтез текста и контекста в конечном итоге обеспечивает пусть и относительную — на микроуровне — целостность знания.
Такой подход ставит вопрос об ответственности журнала и авторов конкретных статей — ответственности за научный, интеллектуальный уровень, за достоверность информации, за язык и подачу материалов. Плохо написанные статьи, плохо оформленное издание дискредитирует профессию, искажает реальное представление о нашей работе.

О связи этического и полиграфического
Профессиональному библиотечному журналу стоит включать в свой арсенал такие жанры, как мемуары, обзоры, мифы и легенды и, конечно, остроумные заметки. Остроумие, по мнению А. Н. Лука, автора известной работы «Юмор и остроумие», стимулирует появление научных гипотез и открытий.6
Остроумие, корректное и тонкое включение юмора, позволяет журналу публиковать и так называемые «провокативные» статьи — своего рода «бомбы», призванные всколыхнуть профессиональное сообщество. Правда, применение этого инструмента требует безупречного владения материалом и «отточенного пера», т. е. связано с известными рисками, в том числе этического порядка.
Этическая ответственность журнала проявляется по-разному. Например, при выплате гонорара, который важен не размером — профессиональные журналы не слишком богаты — но самим фактом позитивной оценки интеллектуального продукта автора. В нашу «рыночную» эпоху появляются обратные прецеденты, когда редакция журнала берёт с автора статьи деньги, и немалые, за «предоставление своих страниц».
Инструкция ВАК от 30.11.2006 определила список журналов, публикация в которых для соискателей учёной степени обязательна.7 Есть опасения, что обложение последних данью при публикациях в этих изданиях станет повсеместным. А по-настоящему интересным статьям в таких журналах просто не останется места, что повлечет снижение научного уровня периодики. Давно замечено: любое ограничение по формальному признаку для науки губительно.
В библиотечном сообществе известны примеры, когда редакция вела себя неэтично: отвергала или коверкала убедительную критическую статью по причине «нежелания ссориться» с руководителем библиотеки или автором рецензируемой книги. Что это, как не самолично вводимая цензура, смешение подлинных и мнимых рисков?
Столь же актуальна другая проблема — корректная редакторская правка. Она обостряется всякий раз, когда идёт речь о материале, поднимающем острую проблему. В подобных случаях в научных журналах правку принято согласовывать с автором. Но сегодня это требование нередко игнорируют.
Этической проблемой является также наличие обратной связи с читателями. Привлекать общественность в качестве эксперта можно разными способами. Можно изучать рейтинги статей и даже целых номеров журнала, чтобы впоследствии опубликовать результаты. Из той же «оперы» — опросы читателей, которые проводятся силами профессионалов, в том числе сбор экспертных оценок заявленной тематики будущих номеров; участие представителей редакции в научно-практических конференциях и совещаниях, в том числе региональных; организация специальных встреч, «летучек» и пр. совместно с читателями.
Такого рода опыт в разное время использовали различные профессиональные издания страны. Сегодня он не менее востребован. А благодаря появлению новых информационно-коммуникационных технологий стали доступны и другие интерактивные формы взаимодействия с читательской аудиторией.
Другая сторона этического дискурса связана с качеством оформления периодического издания, его дизайном. Сознательно делаем акцент не столько на эстетической, сколько на этической стороне проблемы. По иронии ли судьбы, по недопониманию ли издательств, но библиотекари — «книжные» люди, знающие и ценящие полиграфическое мастерство, продвигающие его как составную часть культуры чтения, на протяжении долгих лет вынуждены мириться с типографским браком, регулярно поставляемым некоторыми профессиональными журналами.
Не хочется «указывать пальцем», коллеги и так знают, какие журналы публикуют аляповатые цветные картинки, плохо различимые тексты и совсем неразличимые иллюстрации и смешного качества фотографии авторов, которые больше напоминают «портреты» со стенда «Их разыскивает милиция» провинциальных районных ОВД, а то и вовсе блеклые, изготовленные на гектографе партийные листовки предреволюционных лет или дешёвые послевоенные открытки.

Не в бедности порок
Но в бедности ли тут дело? Скорее всего, причина в другом — в откровенном неуважении к читателям, к нашей профессии. Низкие зарплаты, отсутствие полноценного финансирования, невозможность приобрести хорошие книги и современное оборудование, дурное оформление — всё это, как известно, объективно развивает у нового поколения библиотекарей хронический комплекс профессиональной неполноценности, занижает и без того заниженную самооценку.
«Тихая, скромная профессия библиотекарь»… Мне уже неоднократно приходилось публично доказывать, что эта формула сознательно была спущена в советское время «сверху» — как оправдание неуважительного отношения властей к нашей сфере деятельности.
Но вчерашние «скромницы» и «тихони» убедились, что им по плечу самые дерзкие проекты, будь то информатизация или продвижение чтения, социальная помощь незащищённым слоям населения или формирование региональной издательской политики. И если профессиональная пресса — зеркало, отражающее реальную жизнь тысяч учреждений культуры, то библиотекари достойны самой качественной, современной по содержанию и оформлению периодики. Теперь хорошо бы осознать это издающим организациям.

Электронные СМИ — повторение пройденого или новые возможности?
В этой статье я не коснулась опыта создания электронных периодических изданий. Тем более, что применительно к библиотечному делу об их повсеместном создании (за исключением нескольких порталов и сайтов конкретных библиотек) говорить сложно. Но не сегодня-завтра проблема их взаимосвязи с бумажными аналогами проявит себя, как уже происходит за рубежом с таблоидами и с академическими журналами. Это тема для отдельного разговора. Отмечу лишь, что даже новые медийные гиганты практически не производят собственного контента: предлагаемая на веб-сайтах информация в большинстве своём вторична, это — переработанные публикации из свежих номеров газет и журналов.8 Это подтверждают проведённые в США исследования. Для нас такого рода сведения интересны постольку, поскольку дают основание рассматривать бумажные периодические издания как своеобразную модель информационного контента, который затем воспроизводится электронными СМИ. Темпы роста последних, как это не покажется странным — ещё один повод  задуматься о содержании и путях оптимизации традиционных печатных изданий. Таким образом, бумажные периодические издания можно рассматривать как своеобразную модель информационного контента, который затем воспроизводится электронными СМИ. Громадные темпы их роста — ещё один повод задуматься о содержании традиционных печатных изданий, путях их оптимизации. Возможно, начатый здесь разговор стимулирует совместные поиски ответа на вопрос: какой же быть профессиональной библиотечной периодике?

1 Производство и потребление культурных продуктов: Круглый стол // Отечественные записки. — 2005. — №4. — С. 8.
2 Демьянков В. З. Семиотика событийности в СМИ / В. З. Демьянков // Язык СМИ как объект междисциплинарного исследования: Учебн. пособие. Ч. 2. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 2004. — С. 68.
3 Шувалов Л. В кристаллографии нужна смелость // Известия. — 2002. — 30 авг. (Вкладка «Наука»11).
4 Матвеев М. Ю., Равинский Д. К. Образ библиотеки в произведениях художественной литературы: Лит.-социологич. Очерки / М. Ю. Матвеев, Д. К. Равинский / РНБ. — СПб., 2003; Галкина Н. Н. «Лицо неинтересной профессии» / Н. Н. Галкина // Мир библиографии. — 2005. — №6. — С. 82–83.
5 Руднев В. Морфология реальности: Исследование по «философии текста» / В. Руднев. — М., 1996.
6 Лук А. Н. Юмор, остроумие, творчество / А. Н. Лук — М., Искусство, 1977.
7 Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертации на соискание ученой степени доктора и кандидата наук 30.11.2006. — режим доступа http://vak.ed.gov.ru/help_mat/516/.
8 Клиненберг Эрик Непредвиденные бенефициары Интернет-бума: Исчезновение мечты о равном доступе к информации / Эрик Клиненберг // Le Monde diplomatique / Русское изд. — 2007. — №1 — С. 18–19.

Тема номера

№ 16 (346)'19
Рубрики:
Рубрики:

Анонсы
Актуальные темы