Журнал для профессионалов. Новые технологии. Традиции. Опыт. Подписной индекс в каталоге Роспечати 81774. В каталоге почта России 63482.
Планы мероприятий
Документы
Дайджест
Архив журналов - № 4 (40)'06 - АВТОРСКОЕ ПРАВО
Массовое или публичное?
Светлана Андреевна Езова, профессор, академик Международной академии информатизации, декан библиотечного факультета Восточно-Сибирской государственной академии культуры и искусств, г. Улан-Удэ


Термин "массовый" имеет отношение к таким понятиям, как "множество", "широкий круг", "большое количество людей", "широкие массы" и т. д.

Возможно, устойчивые словосочетания типа «массовая работа», «массовая библиотека», «массовый читатель», «массовое библиотечное обслуживание», «массовые запросы» и пр. в каждый конкретный исторический период были идентичны отражаемой ими сути библиотечных явлений1, 2. Что касается современного общества, то приоритетной становится роль Личности, Индивидуальности, в отличие от человека массы, носителя массового сознания, особого социально-психологического типа, для которого, по мнению Х. Ортеги-и-Гассета, автора книги «Восстание масс», характерны ограниченность, усредненность и посредственность.
Если рассуждать в духе лебоновско-фрейдовской традиции, то «масса — это специфическая форма общности людей, которой свойственны агрессивность, стадная архаичность, деструктивность, примитивность стремлений, пониженная эмоциональность, спонтанность, готовность подчиняться волевому окрику, переменчивость, неукорененность и пр.».3, С. 289 Тип человека массы культивируется полтора века. Абсолютно любой человек, который окажется в массе, может превратиться в озверелого проводника деструктивных импульсов массы.3, С. 289 Это свойство массы использовали и используют в своих целях некоторые политики.
Гитлер писал в «Майн Кампф»: «В массовых собраниях мышление выключено. И я использую это состояние; оно обеспечивает моим речам величайшую степень воздействия, и я отправляю всех на собрание, где они становятся массой, хотят они того или нет. Интеллектуалы и буржуа так же хороши, как и рабочие. Я перемешиваю народ. Я говорю с ним, как с массой» (по книге Леммермана).4, С. 207
Вернемся к библиотечной теме. Массовую библиотеку все чаще именуют или публичной, или муниципальной. Библиотеку поселения назвали не массовой, а поселенческой, а она ведь ориентирована на широкие слои населения.
Библиотека, являясь коммуникационным учреждением, содержит и распространяет документы массовой культуры (книги, периодику, DVD и пр.), пользующиеся популярностью среди разных категорий читателей, но это не повод называть ее массовой.
Библиотеки, трансформирующиеся в центры общения, не смогут стать таковыми, если они будут ориентироваться на массу с неопределенными запросами.
Среди читателей, как, впрочем, и среди библиотекарей, встречаются посредственные люди, т. е. люди массы. И по аналогии можно было бы ввести термин «массовый библиотекарь».
По Терминологическому словарю «Библиотечное дело»3, С. 65, массовое обслуживание направлено на удовлетворение общих, недифференцированных информационно-культурных потребностей. К формам такого обслуживания относятся лишь выставки, обзоры новых поступлений, дни информации и проч. Причем презентуемые на них документы представлены по отраслям знания, т. е. с учетом дифференциации читательских потребностей.
В том случае, когда библиотекарь не изучает потребности читателей, у него нет и ориентира в выборе тех или иных форм работы с читателями, т. е. читатель предстает перед ним как нечто однородное, т. е. как масса.
Библиотечные мероприятия, как правило, адресованы конкретной аудитории. И на мероприятиях вроде музыкальных встреч, тематических вечеров, устных журналов и проч.  читатели должны быть активными зрителями, каждый из которых по-своему воспринимает происходящее. Возможно, при этом участвуют и такие механизмы психологического воздействия, как внушение, подражание, убеждение. Таким образом, рекреационные и другие цели мероприятия достигнуты. Нагружены оба полушария читателя. Возможно, аудитория сливалась в едином порыве чувств во время мероприятия, но порывы эти были благородны. И, конечно же, присутствующие на подобных мероприятиях не превращаются в массу.
Свой «читательский» лик участники могут активно проявить на таких мероприятиях, как дискуссии, диспуты, читательские конференции и др., естественно, если они  проводятся в соответствии с методикой, и библиотекарь вступает в диалог с читателем.
На каких же мероприятиях читатели становятся массой или их превращают в массу? Думаю, это происходит тогда, когда библиотекарь не владеет не только методикой, но и воспринимает читателей, как массу. Вот пример.
Один из читальных залов вузовской, областной или любой другой крупной библиотеки. Разгар дня. Не предупредив заранее читателей ни через объявление, ни устно библиотекарь начинает проводить обзор. Выходит, он совершенно не считается с читателями, которые в это время заняты кто чем: кто-то уже уходит, кто-то загораживается (интуитивно), кто-то делает перестановку книг на столе и т. д. Библиотекарь, «выплеснув» в случайно собравшихся людей «инъекцию знаний», уходит. По завершении такого обзора читатель из человека, вынужденного превратиться на время в массу, которой манипулируют, вновь начинает чувствовать себя личностью.
По мнению В. В. Брежневой и В. А. Минкиной, те мероприятия, которые, как они пишут в своей книге, традиционно относились к массовой работе, являются комплексными информационными мероприятиями (выставки, презентации, ярмарки, дни информации, дни специалиста, конференции, клубы по интересам и другие). Для обозначения данного направления используются такие понятия, как «научно-техническая пропаганда», «культурно-просветительская деятельность», «рекламная деятельность», мероприятия Publik Relations, аналитико-коммуникативная деятельность и др.5, С. 160—162 По мнению авторов, разнообразие функций этих мероприятий, специальные технологии в их применении определяют множественность терминов.5, С. 162
Мною замечено, что молодые библиотековеды если и обращаются к термину «массовый», то крайне редко, как правило, заменяют его, например, «досуговый», «педагогические технологии» и др., не будем останавляваться на адекватности замены, но налицо — попытка отойти от шаблона.
С. Г. Матлина считает, что «употребление ряда понятий, в том числе “массовая работа” свидетельствует о невысоком уровне “языкового мышления” отечественных библиотековедов».6, С. 25
В заключение замечу, что в формировании профессионального мышления будущих библиотекарей в высшей и средней библиотечной школе следует больше внимания уделять личностному подходу к субъектам библиотечной деятельности и, соответственно, терминологии, адекватной ей.

1 Библиотечное дело. Терминологический словарь / Российская государственная библиотека 3-е, перераб. и доп. изд. — М., 1997. — 168 c.
2 Стандарты по библиотечному делу: Сборник / Сост. Захарчук Т. В., Петрова Л. И., Завадовская Т. А., Зусьман О. М. — СПб.: Изд-во «Профессия», 2000. — 512 c. — (Серия «Библиотека»).
3 Культурология: учебник / Под ред. Ю. Н. Солонина, М. С. Кагана. — М.: Высшее образование. — 2005. — 566 c.
4 Леммерман С. Г. Учебная риторика. / Х. Леммерман. — М., 1997. — С. 207.
5 Брежнева В. В. Информационное обслуживание: продукты и услуги, предоставляемые библиотеками и службами информации предприятий / В. В. Брежнева, В. А. Минкина; СПбГУКИ. — СПб.: «Профессия», 2004. — 304 С. — (Серия «Библиотека»).
6 Матлина С. Г. Понятийный аппарат современного библиотековедения (социально-культурные аспекты) / С.Г. Матлина // Библиотековедение. — 2005. — № 2. — С. 23—30.

Тема номера

№ 7 (457)'24
Рубрики:
Рубрики:

Анонсы
Актуальные темы