Журнал для профессионалов. Новые технологии. Традиции. Опыт. Подписной индекс в каталоге Роспечати 81774. В каталоге почта России 63482.
Планы мероприятий
Документы
Дайджест
лист нержавеющей стали цена обновлена
Архив журналов - № 4 (40)'06 - АВТОРСКОЕ ПРАВО
Права попугая, или Ох уж эти пиастры…

Данила Викторович Рощин, историк, филолог, литературный критик, эссеист

Как-то раз предложили мне для журнала «Тайм-Аут» отрецензировать книгу молодого московского автора Андрея Мухина «Горбушка». Действие этого романа происходит среди овеянных дешевой романтикой стен ДК
им. Горбунова, самого известного в стране рынка пиратской продукции на всех видах информационных носителей. Между заваленных контрафактом прилавков «московской Тортуги» спокойно разгуливал главный герой книги — «нормальный, небуйный подонок, каких миллионы». Таким образом, российское пиратство, как я понимаю, стало не только свершившимся фактом в жизни нашего общества, но и достоянием литературы.
Книга Мухина привлекла мое внимание к этой проблеме. Выяснилось, что нарушение авторских прав в информационной сфере признано не только литераторами, но и учеными. Недавно на одном из семинаров, посвященном проблемам интеллектуальной собственности, ученые совершили открытие: «Почти все видео- и аудиодиски в Петербурге — пиратские». Сразу же захотелось спросить — почему почти? Они все пират-
ские. Найти лицензионный диск в магазинах Петербурга практически невозможно. Это очень трудная задача. Кроме того, их, как того самого Неуловимого Джо из анекдота, никто и не ищет.
Особенно озабочены создавшимся положением Соединенные Штаты. Ущерб США от незаконных действий российских и китайских джентльменов удачи XXI века составил в 2005 г. в общей сложности около 4 млрд доларов. В первую очередь, ущерб понесла знаменитая корпорация Microsoft. И действительно, если при российском отделении фирмы Microsoft создать департамент Святой Инквизиции на предмет выявления граждан, пользующихся нелегальными копиями их замечательной продукции, придать к нему роту автоматчиков и провести первые чистки, население нашей страны пострадает больше, чем во времена сталин-
ских репрессий.
Необходимо согласиться — корпорация Microsoft действительно терпит убытки. Однако кто посчитает, сколько эта уважаемая корпорация на пиратах заработала? Как известно, в условиях товарно-денежных отношений продукция любого производителя выживает в условиях рыночной конкуренции. Корпорация Microsoft не единственный производитель программного обеспечения. Но продукция именно этой фирмы в свое время была снабжена подозрительно слабой защитой (случайно ли?) и, в первую очередь, благодаря этому обстоятельству стала широко тиражироваться пиратами. Получается, что российские и китайские товарищи в сложном деле популяризации продукции данной фирмы и в продвижении ее на мировом рынке покрывают всех топ-менеджеров компании, «как бык овцу».
Тем не менее, надо признать, что мы живем в эпоху апогея международной борьбы с пиратством. В центре этой борьбы находится Россия, Китай и… вся Мировая Сеть. Относительно недавно приговором суда пиратом был объявлен Максим Мошков. Распространение в сети электронных версий тех или иных изданий признано контрафактным. Для онлайновых библиотек и библиотек вообще ситуация складывается абсурдная. Создается впечатление, что речь идет о полном запрещении электронного копирования документов. Государственная организация «Русский Щит» принялась закрывать онлайновые библиотеки и порталы, бес-
платно распространяющие разного рода печатную продукцию. Проблема особенно обострилась именно сейчас, когда обсуждается вопрос принятия России в ВТО. Началась отечественная «война за информацию».
К истории вопроса. Наше государство, бывший Советский Союз, признавать авторские права не стремилось. Признало их довольно поздно, под давлением обстоятельств. Права «советских» авторов еще кое-как соблюдались, на проблемы же авторов «несоветских» смотрели сквозь пальцы. Что касается народа… Ну, как можно серьезно именовать пиратами сердобольных бабушек в круглых очках, из самых добрых побуждений вышивавших на вязанных шапках внуков загадочное слово «adidas»…
Современная российская экономика и экономика стран СНГ — прямое следствие экономики советской, и в настоящее время она не может существовать без пиратства. Если наше государство по вполне разумным причинам грозит отечественным пиратам пальцем, то общество, также по вполне разумным причинам, протягивает им дружескую руку. В ход идут пресловутые «двойные стандарты». В такой ситуации образцово-показательная борьба с пиратством — абсолютно тупиковый путь развития. В этой связи заявление президента Белоруссии о том, что его страна приступает к разработке своей собственной операционной системы, альтернативной Windows, больше не выглядит комичным. Мировые цены на лицензионную продукцию не соответствуют условиям рынка стран с развивающейся экономикой. Компьютеризация и информатизация нашей страны и стран СНГ, как в свое время электрификация, идет крайне медленными темпами и, вероятно, вообще невозможна без контрафактной продукции. Даже при современной ситуации, в условиях «отсутствия у Москвы политической воли» в борьбе с пиратством, компьютеризация нашей страны достигнет ощутимых результатов лет через пятьдесят. Это называется «особенностями культурно-исторического развития». Я еще могу представить себе восьмидесятилетнего японского старичка, играющего в Интернете в национальную игру Го. Но пред-
ставить себе бабушку из «деревни Гадюкино, где всегда дожди», зашедшую в библиотеку райцентра с целью подглядеть на каком-нибудь сайте новый рецепт засолки огурцов, я, как ни пытаюсь, не могу.
Но это — условия местности. Объективный фактор, преодолеть который вот так вот вдруг нет никакой возможности. Следующим по степени значимости фактором, тормозящим развитие данной отрасли и, возможно, всей экономики в целом, и, возможно, не только нашей страны, является действующий закон об авторском праве.
Самое забавное, что это — вполне нормальная ситуация: обычай, образ жизни, или, как говорили древние римляне, «модус вивенди», всегда опережает закон. Бежит, так сказать, впереди паровоза. Задача законодательной власти именно в том и состоит, чтобы актом законотворчества максимально сократить это расстояние. Создать оптимальное правовое поле для развития экономики страны, для общества в целом. Именно сейчас у России есть возможность (кстати, не впервые в истории) сказать новое слово в истории мирового права. Найти выгодный всем выход из создавшейся ситуации.
Кстати, насчет «отсутствия политической воли». Пару слов в защиту Москвы. Победить в тяжелой войне с пиратством не способна не только «слабая в экономическом отношении страна», но и все, так сказать, прогрессивное человечество. Великобритании и Соединенным Штатам, несмотря на всю их правовую и экономическую мощь, победить в этой войне тоже не удалось. Доказательством тому может служить прецедент с сетями P2P, или «пиринговыми сетями» (от английского peer-to-peer — равный с равным).
Суть дела: Мировая Сеть — это не только набор сайтов, которые некий пользователь может просматривать при помощи некого браузера. Это, прежде всего, Сеть — множество компьютеров, соединенных проводами друг с другом. А стало быть, это — возможность общения и возможность свободного обмена информацией. В 1996 году израильские программисты изобрели программу межпользовательского онлайнового общения ICQ, известную у нас в России как «аська». Вскоре эта технология покорила весь мир, номер своей «аськи» стали указывать наряду с е-mail. Через некоторое время по ICQ стали передавать не только текстовые сообщения, но и файлы. Тогда в основном это были файлы МР3. Вскоре предприимчивые англичане открыли новый, особый сервис под названием Napster. Это была первая файлообменная система. В этой системе был «большой» компьютер, который хранил информацию (сервер) и множество «младших» (клиентов), способных подключаться к нему из любого уголка мира, где есть Интернет. Нарушение авторских прав было очевидным. Звукозаписывающие компании обратились в суд. Судебные исполнители по приговору суда закрыли компанию. Сделать это было просто — облеченные соответствующими полномочиями люди посетили офис Napster и отключили главный сервер от сети электропитания. Napster умер. Однако сразу же родились файлобменные сети следующего поколения. В новых пиринговых сетях (eMule, BitTorrent) структура была принципиально иной. Создатели отказались от системы «клиент-сервер». Каждый компьютер, подключенный к файлообменным сетям нового поколения, стал отныне одновременно и получателем и поставщиком информации. Клиентом и сервером в одно и то же время. Каждый участник P2P мог и принимать и передавать информацию. Создатели системы предусмотрели даже особый рейтинг — чем больше участник сети передает файлов, тем больше информации и с большей скоростью он может принять. Вот такое вот торжество радикальной демократии. «Мировая революция» в сфере информационных технологий свершилась. Все участники новых пиринговых сетей (а это несколько десятков миллионов человек) как один стали правонарушителями, причем правонарушителями неуловимыми и ненаказуемыми.
В такой ситуации, когда больше половины граждан страны нарушает закон, может быть только один выход — изменить закон. Это и предложил Эндрю Орловский, журналист и писатель. В своей программной речи на конференции в Манчестере он первым высказал идею о легализации обмена нелегальными копиями интеллектуальной собственности в пиринговых сетях. И дело тут не в дифирамбах всемогущим пиратам. Речь не шла об отмене прав на интеллектуальную собственность. Авторские права, безусловно, надо соблюдать. Дело в том, что ситуация на данный момент сложилась критическая. Она требует решения. И решение здесь возможно только одно. Если власти сталкиваются с неким непобедимым доступными средствами явлением, они должны использовать его, поставить его на службу, простите за стоический пафос, общественному благу. Постараться извлечь из него максимальную для всех выгоду. Это должно быть полезно Автору, Государству, Посреднику и Потребителю.
Историческая справка, или еще один прецедент. Проклятью Карибского моря — мор-ским разбойникам, приносившим большой экономический урон всему цивилизованному миру, правительства Англии и Франции сумели найти достойное и выгодное для всех применение. Эти государства стали выдавать «морским дьяволам» каперские свидетельства — лицензии на разбой. Таким образом, пираты получили статус предпринимателей, негоциантов, а за свою деятельность — благодарности и награды. Так из бассейна Карибского моря и из Южной Америки вообще удалось вытеснить испанцев — конкурентов Англии и Франции в этом регионе.
Да, именно это я и хочу сказать. Россий-
ское пиратство необходимо легализовать. Для этого нужно создать новую правовую модель, способную учитывать современную экономическую и культурную ситуацию. Нынешнее положение об авторском праве является не только тормозом экономического развития, но и серьезным препятствием к распространению информации вообще, фактором, замедляющим культурное развитие стран с развивающейся экономикой.
Небольшая ремарка. Парадоксальность российской (а также китайской) ситуации в том, что если в других странах наличие Мировой Сети создает условия для существования пиратства, то в нашей стране, эти условия создает ее отсутствие. Доля российского интернет-сегмента сравнительно невелика — около 25 миллионов пользователей (17%  населения страны). Эта «капля в море» — главный ареал деятельности современных флибустьеров. Отечественные пираты умудряются продавать нам то, что и так доступно посредством Мировой Сети. Фактически они нарушают авторское право вторично. Пользуясь исключительно одним обстоятельством — технической отсталостью и отсутствием информационной культуры у населения.
Изготовители контрафакта, таким образом, с одной стороны причиняют огромный ущерб мировой экономике, наносят урон государственному престижу, с другой стороны, являются на сегодняшний день единственными посредниками между населением развивающихся стран и загадочным и манящим миром информационных технологий.
Решение этой проблемы есть. Господин Шингалев, персонаж романа Достоевского «Бесы», в этой ситуации заявил бы следующее. Не важно, хорошее это решение или плохое, не важно, правильное оно с чьей-то точки зрения или нет, важно только одно — оно неизбежно.
Со времен императора Диоклетиана известно: экономические проблемы невозможно решить при помощи силовых воздействий и командно-административной системы. Экономические проблемы решаются только экономически. Условия рынка сами диктуют направление принятия законов. Легализованная пиратская продукция может обособляться от продукции изначально лицензированной только по одному критерию — критерию качества.
Потребитель изначально не хочет приобретать продукцию низкого качества, а если и хочет, то только в ознакомительных целях. Я не знаю ни одного настоящего ценителя музыки, который собирал бы коллекцию МР3 файлов (этот особый формат создан специально для распространения в сети Интернет и напрочь лишен высоких и низких частот, имеет только скромный диапазон средних); я не знаю ни одного любителя кино, который бы коллекционировал пиратские DVD (качество фильмов на дисках «12 в 1» ниже, чем на самой плохой видеокассете); я не знаю ни одного знатока и ценителя литературы, который согласился бы поменять свою домашнюю библиотеку на ее цифровой вариант (серьезные книги не удобно и практически невозможно читать с экрана, кроме того, как правило, онлайновые варианты книг содержат массу орфографических ошибок, имеют нарекания по верстке и т. п.).
Цивилизованный рынок может предложить потребителю на выбор: ознакомиться с произведениями, например, Александра Исаевича Солженицына, в их цифровом или онлайновом варианте по одной цене или приобрести полное собрание сочинений любимого автора в кожаном переплете с золотым тиснением по цене в десятки раз выше. Разница между этими двумя изданиями должна быть не юридической (преступление/честный поступок), а лишь ценовой, то есть сугубо экономической.
Воображению рисуется почти идиллическая картина. При создании соответствующих условий: государственный бюджет получает приток средств от ранее теневой сферы экономики, авторы получают свою законную пеню. Только эта пеня должна быть (в соответствии с ценой) в десятки раз ниже (что-то вроде сетевого принципа — один клик, один цент). Библиотеки, сменившие на почетном посту проводника информационных технологий в массы полуграмотного и необразованного пирата, повышают качество предоставляемых услуг, качество самого товара, получают дополнительный источник средств. Выгодно это абсолютно всем — Автору, получившему свой цент с ранее нелегально распространявшейся электронной копии книги или файла, Государству, упорядочившему ранее хаотичную сферу экономики, Продавцу, возможно, бывшему пирату, становящемуся честным бизнесменом с положением в обществе, Потребителю, получившему качественный товар согласно своей покупательной способности.
Кстати. Первые, кто оказался способным жить «в эту пору прекрасную» уже сегодня, — создатели программного обеспечения. Наши светлые головы, российские программисты, уже несколько лет выпускают свои программы в двух вариантах — в англоязычном, требующим за регистрацию скромную, по западным меркам, плату, и, — в русскоязычном, бесплатном варианте (например, для регистрации русской версии замечательной программы Light Alloy необходимо дать ответ на русскую народную загадку). Перед нами яркий пример грамотного маркетинга, учитывающего особенности рынка и менталитета той или иной страны.
Дело за малым — сделать наши законы об авторских правах столь же мудрыми, гибкими и грамотными. Это — задача для целой группы экспертов: юристов и экономистов. Права интеллектуальной собственности нельзя нарушать. Невозможно огульно амнистировать любую пиратскую деятельность. Решение должно быть компромиссным. Только так мы найдем цивилизованный выход из создавшейся ситуации. Сомневаетесь?
Недавно в Государственную думу был представлен законопроект Гражданского кодекса РФ, вызывающий пока множество нареканий со стороны правоохранительных органов. Дело в том, что законопроект содержит раздел «Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации», который, по замыслу разработчиков, включает в себя главы, призванные заменить собой все законы, регулирующие правоотношения в области интеллектуальной собственности. В их числе — «Авторское право», «Права, смежные с авторскими», «Патентное право», «Право на селекционное достижение», «Право на топологию интегральной микросхемы», «Право на секрет производства», «Право на средства индивидуализации юридического лица, товаров, работ, услуг, предприятий и информационных ресурсов». Фактически, суть нового законодательства сводится к частичной легализации деятельности, ранее признанной пиратской.
Этот законопроект пока имеет множество недостатков. Он встречает сильное противодействие заинтересованных сторон. Для многих чиновников вопрос сводится лишь к тому, кому именно достанутся «сокровища капитана Флинта» — львиная часть доходов с новолегализованной отрасли. Однако, как говаривал первый и последний президент Советского Союза, «процесс пошел». Господин Шингалев в чем-то оказался прав. Ведь жестокий принцип «исторической необходимости» пока еще никто не отменял.

Тема номера

№ 11 (317)'18
Рубрики:
Рубрики:

Анонсы
Актуальные темы