Журнал для профессионалов. Новые технологии. Традиции. Опыт. Подписной индекс в каталоге Роспечати 81774. В каталоге почта России 63482.
Планы мероприятий
Документы
Дайджест
Архив журналов - № 7 (19)'04 - ЦЕРКОВНЫЕ БИБЛИОТЕКИ
Для преуспевания в делах духовных
Людмила Алексеевна Петрова, главный библиотекарь научно-методического отдела Новгородской Областной универсальной научной библиотеки

На протяжении нескольких веков основными центрами литературного творчества, переписки и распространения книг в Древней Руси были монастыри.
История монастырских библиотек в связи с этим обстоятельством является неотъемлемой частью истории духовной культуры, прежде всего, книжной культуры Руси.


Библиотеки крупных монастырей донесли до нас книжное наследие XI—XIII веков. Книжные фонды в монастырях, достигавшие сотен томов, превращали их в местные центры просвещения и культуры Русского государства. Само слово «библиотека» в Древней Руси почти не употреблялось. Впервые оно встречается в знаменитой Геннадиевской Библии, переведенной и переписанной в Новгороде в самом конце XV века. Термин «библиотека» для русских людей в то время был непривычен и малопонятен, поэтому переводчик этого термина вынужден был прибегнуть к его пояснению на полях и написать «книжный дом».1 Помещения для книг чаще всего называли «книгохранительницами». Этот термин продержался в различных вариантах чуть ли не до Отечественной войны 1812 г. Иногда употреблялось слово «палата».2
Студийский монашеский устав, принятый монахами Киево-Печерского монастыря в XI веке, предписывал иметь в монастырях библиотеки, а для хранения книг рекомендовалось выделять специального человека — библиотекаря.3 Братия по его распоряжению должна была являться в определенные часы для чтения книг. «Должно знать, что в те дни, в которые мы свободны от телесных дел, ударяет книгохранитель однажды в дерево, и собираются братия в книгохранительную комнату, и берет каждый книгу и читает до вечера. Перед клепанием же к светильничному ударяет опять однажды книжный приставник, и все приходят и возвращают книги по записи, кто же умедлит возвратить книгу, да подвергнется епитимий», — гласил Студийский устав. Были в нем и специальные разделы, определявшие права и обязанности «книгохранителей» и читателей.4 К Киево-Печерскому монастырю относится и самое раннее упоминание о наличии монастырской библиотеки.5
Начиная с XI века монастыри играли основную роль в накоплении книжных сокровищ и организации библиотек. Одним из источников пополнения собраний было копирование.
Раннее упоминание о книгописании связывается также со Студийским монашеским уставом. Переписыванию книг придавался зачастую характер духовного, личного подвига. Имена представителей рукописного затворнического труда можно отыскать в житиях, на страницах летописей и самих книг. Перед началом работы монастырский писец обычно получал «благословение» у игумена и лишь тогда приступал к «послушанию», т. е. переписыванию книги. Первое известное на Руси имя книжного писца — новгородский поп Упирь Лихый, переписавший в 1047 г. «Книги пророческие» с толкованиями для князя Владимира Ярославича.6
Труд переписчика был утомительным и сложным. В библиотеке Кириллова монастыря под Новгородом хранилось Евангелие, писанное в начале XVII века нетвердым полууставом с надписью на первом листе: «Господи Владыко, помози ми многогрешному рабу своему Потапишьку писати гораздо без описи. Сверши, Господи, книгу сию Свое святое Евангелие».7
Занимался перепискою книг и один из древнейших и крупнейших русских монастырей — Юрьев монастырь, основанный в 1030 г. Ярославом Мудрым после победы над чудью. В честь этой победы он был наречен Георгием (Юрием, Егором). Своему небесному покровителю Георгию-Победоносцу князь Ярослав и посвятил этот монастырь. Но первое летописное упоминание о нем мы встречаем лишь под 1119 годом по случаю закладки князьями Мстиславом Владимировичем и его сыном Всеволодом Георгиевского собора — главного храма Юрьева монастыря.
В библиотеке известного русского историка, академика Петербургской Академии наук и коллекционера рукописей Михаила Петровича Погодина хранился «Сборник», писанный во второй половине XIV в. в Юрьевом монастыре и содержащий жития Саввы Освященного, Иллариона Великого, Сильвестра, папы Римского, Антония Великого и других. Рукой писца на листе 154 оборот сделана надпись: «В лето [1129 г.] при благоверном и великом князе Мъстиславе Владимировиче, сыне Мономахове, и при архиепископе великаго Новаграда Нифонте писана книга сия: святых отец житья, по благословению отца нашего игумена Ефимия Юрьева моностыря, писал многогрешный и смиренный инок Антоний…»8
Книг в Древней Руси было немного, они были дороги, так как переписка их требовала много времени. От этого периода о библиотеках сохранилось очень мало сведений, число их возрастает лишь с конца XV века — с началом централизации Русского государства, увеличением числа монастырей, возникновением книгопечатания.
Монастырские библиотеки были и служебными, и просветительскими центрами. Их создание тесно связано с историей монастырей, которые в период средневековья были политическими, экономическими и культурными центрами. Размеры, состав, организация книгописного и библиотечного дела в монастырях находились в прямой зависимости от экономического и общественного значения монастыря. Численный состав книжных фондов монастырских библиотек колебался от 27 книг в маленьких монастырях до полутора тысяч в крупнейших.9 В некоторых новгородских монастырях книг не было совсем и в случае надобности брали книги в соседнем Юрьевом монастыре. Основа монастырского книжного фонда с XV века стала определяться Иерусалимским уставом. Анализ книжных фондов крупнейших монастырских библиотек позволяет выделить в них три основных раздела: книги литургические (преобладающая часть); книги для коллективного обязательного чтения; книги келейные, для личного чтения, среди которых находились также и светские произведения.10
Когда появилась библиотека в Юрьевом монастыре, нам неизвестно, но, по всей видимости, сразу после его основания, о чем свидетельствует и переписка книг, которые вкладывались и в сам монастырь. Первоначально, на наш взгляд, библиотека располагалась в лестничной башне Георгиевского собора.11
В 1822 г. настоятелем монастыря стал архимандрит Фотий. Он составил и ввел в действие «Устав Новгородского первоклассного Юрьева общежительного монастыря» (напечатан впервые в московской Синодальной типографии в 1830 г.).12 После смерти Фотия библиотека Юрьева монастыря была размещена в южной половине его келий.
В 4-й главе Устава «О книгохранительнице и о келейном чтении книг» говорилось о значении книги в жизни инока: «Для вашего преуспевания в делах духовных иноку не довольно заниматься одним церковным богослужением, не менее нужно и келейное чтение Слова Божия и других душеспасительных книг, православною нашей церковью принятых: ибо как то, так и сие похоти телесные угашает, всякий грех изгоняет, союз любви содрожает, душу величит, уста очищает, сердце веселит и чувство отверзает». Давались советы, как читать книгу, излагались правила пользования книгохранительницей: «читать неспешно, без всяких пропусков, со вниманием, с рассуждением, с замечанием, с приложением к образу своих мыслей и своей жизни», «в случае сомнений спрашивать разрешения от Отца духовного, или настоятеля, листов из ветхих книг Священного писания и поучений святых Отцов на обертки и другие подобные надобности отнюдь не употреблять: но предавать оные огню как предписано в ветхих церковных вещах; всякую книгу, взятую из книгохранилища хранить у себя в целости, в чистоте и опрятности, не делая в ней никаких замечаний на полях, оберегая от сырости, жара и всякого повреждения, не передавать ее другому иноку без благословения и от других не принимать без ведома настоятеля».13
Была в Уставе и глава «О должности книгохранителя». В его обязанности входило выдавать книги в церковь к службам, выдавать любую книгу только с благословения настоятеля или Отца духовного, записать выданную книгу в реестре, а читателю расписаться в получении книги, по выходе братии из монастыря рекомендовалось отбирать все книги, исправлять ветхие книги починкою, а вновь поступившие «записывать обстоятельно в реестр», о недостающих книгах докладывать настоятелю. В конце сделана приписка: «Должность книгохранителя, в случае нужды, может исправлять ризничий».14
Наиболее ценные рукописные документы библиотеки вместе с казной и монастырскими драгоценностями хранились в лестничной башне Георгиевского собора. Среди них — подлинные грамоты (более 50) и письма важных особ. Наиболее древняя — жалованная грамота князей Мстислава Владимировича и сына его Всеволода, написанная уставом на пергамене и данная ими монастырю около 1130 года. Документ скреплен серебряной позолоченной печатью. Это древнейший памятник деловой письменности Древней Руси, сохранившийся в подлиннике. Второй отдел рукописей составляли хозяйственные, учредительные и распорядительные документы.15
Из книг особого внимания заслуживает знаменитое Евангелие XII века, происхождение которого связано с Юрьевым монастырем. Оно входит в первый десяток древнейших датированных славянских рукописных книг и остается вторым, после «Мстиславова Евангелия», по древности и значению среди памятников XII века. На обороте последнего листа — надпись: «Аз грешьный Феодор напсах евангелие се рукою грешною святому мученику Георгию в монастырь Новуграду при Куриаце игумене и Саве икономе угриньц псал».16 Скорее всего Федор был заказчиком, а исполнителем некий «угриньц» — венгр. Об этом свидетельствует наличие «романских мотивов» в оформлении книги: фронтиспис Юрьевского Евангелия изображен в форме храма, его окружают павлины и гепарды, как в Изборнике Святослава 1076 года, а также птицы в нимбах с ветками в клювах. В «Истории русского искусства» отмечается: «...все 65 инициалов выполнены в одном стиле.., но в то же время каждая буква совершенно индивидуальна»; «богатая фантазия автора расцветила богослужебную книгу целым зверинцем».17
В XVII веке патриарх Никон в числе других раритетов вывез Юрьевское Евангелие в Воскресенский Новоиерусалимский монастырь (г. Истра Московской области), а оттуда оно попало в Государственную публичную историческую библиотеку в Москве.
В числе книг, хранящихся в Юрьевом монастыре, было немало редких изданий, которые в разное время и по разным причинам оказались в крупнейших хранилищах страны. Среди древнейших, хранящихся теперь в Российской национальной библиотеке (РНБ) в Петербурге, отрывки из двух житий XI века: «Житие Кондрата» и «Житие Феклы». Эти рукописи обнаружил новгородский архиепископ Евгений (Болховитинов) в монастыре и подарил М. П. Погодину. Тогда же была найдена и подарена ему «Псалтирь толковая» («Евгеньевская псалтирь») из Юрьева монастыря, сохранившаяся в отрывках на пергамене. В 1852 г. собрание рукописей и старопечатных книг М. П. Погодина поступило в Императорскую Публичную библиотеку.18
К концу XII века относятся и такие рукописные книги Юрьева монастыря, как «Жития Констанцского и Феодора Студита» («Выголек-синский сборник»). Они писаны на пергамене уставом двумя почерками конца XII века. На листе 171 — завещательная (вкладная) запись (уставом XIII в.) монаха («калогера») Феофила, «стяжавшего» рукопись, о передаче ее после его смерти [святому] Георгию (новгородскому Юрьеву монастырю) и с просьбой поминать его в молитвах. Этот сборник в 1878 г. поступил в Румянцевский музей (ныне Российская государственная библиотека) в Москве от Д. В. Поленова, который получил ее из библиотеки Выголексинского женского монастыря (Заонежье) в 1862 г. Однако, судя по записям XIII—XVII веков, рукопись в это время находилась в Юрьевом монастыре.19
Очень мало памятников древнерусской культуры, в том числе и книжной, дошло до нас от тревожного XIII века. Среди них — Евангелие апракос полный («Симоновское евангелие», или «Симонове евангелие», возможно — «Евангелие Лотыша»), хранящееся ныне в Румянцевской коллекции РГБ. На листе 167 запись писца Георгия, сына попа, «глаголемаго Лотыша», «съ Городища» (под Новгородом) об окончании написания рукописи 23 марта 6778 года (1270) с указанием, что в день этот было затмение солнца, и что рукопись писана по заказу Симона, чернеца Юрьева монастыря под Новгородом. Вся иллюминация рукописи — работа новгородских мастеров. Рукопись была приобретена в 1825 г. для графа Н. П. Румянцева.20
Еще одна рукопись, относящаяся к этому времени, «Псалтырь» («Симоновская псалтырь») последней четверти XIII в. украшена миниатюрами с изображением Голиафа — в образе западного рыцаря, «агиоса Симона Зилота» — верховного патрона предполагаемого заказчика книги Симона. Исследователи предполагают, что вероятно Иван Грозный ее вывез из Новгорода в 1571 г. После реставрации она попала в Суздальский Евфимьев монастырь, а оттуда — в Государственный исторический музей в Москве.21
В Москве хранится и Патерик Печерский (житийные сборники) с прибавлениями XVI века, с надписями в начале: «Юрьева монастыря домовная, да никто же ея восхитить насилством»; а в конце: «7132 (1624) февраля в 8 день, дал сию книгу Патерик Печерский в Юрьев монастырь Вяжицкой игумен Генадий по своей души и по родителях своих».22
Из Юрьева монастыря ведет свое происхождение и Евангелие, которое И. И. Срезневский, русский филолог-славист и этнограф, относит ко времени до 1359 г. Он приводит запись в конце этой рукописи: «Господи, спаси, помилуй архиепископа Новгородского Моисея стяжывшего Евангелие се в здравие и в спасение в отпущение грехов. А писал многогрешный Андреан. Аминь!» Далее идет еще одна запись, тоже современная самому тексту: «Се аз владыка Моисей дал семь се евангелие святому Георгию, а кто восхощет отнять от святого Георгия, будет проклят Богом и святым Георгием, а который поп или дьякон чет, а не застегает всих застежек, буди проклят». Это Евангелие — дар владыки новгородского Моисея в Юрьев монастырь.
Несмотря на запрет не брать Евангелие из монастыря, в XV—XVI веках оно находилось уже в церкви Двенадцати апостолов. Из нее в 1677 г. были «куплены три харатейные книги в большую десть Великого Новагорода церкви преподобной мученицы Анастасии у священника Никиты, в тех книгах 65 тетрадей». Среди них было и Евангелие, поступившее в Типографскую библиотеку в Москве.23
В начале XX в. в Патриаршей библиотеке в Москве хранилась «Книга Григория Богослова четья». На верхнем листе подпись XVII века: «книга четья Григория Богослова, а купил ее Юрьевский архимандрит Герасим в торгу». Ниже другою рукою подписано: «патриарха Иева».24
В 1679 г. из Типографской библиотеки в Книгохранительную палату в Москве книгохранителю и чтецу старцу Мардарию в числе других рукописей был передан и «Пролог, с сентября, харатейной, в десть, из Новаграда Юрьева монастыря».25
В Новгородском государственном музее-заповеднике (НГМ) сохранились некоторые рукописи с пометкой на корешке «Библиотека Юрьева монастыря», в том числе «Опись Новгородского первоклассного Юрьева монастыря церковному строению, имуществу, вещам и прочим вещам, сочиненная при возобновлении оного по всем частям в бытность настоятеля священного архимандрита Фотия» (1823). В ней есть раздел «Церковная библиотека», где перечислены находившиеся в ней книги (141 запись).26 Среди них «Требник» и два «Катехизиса» Петра Могилы, «Книга славянского наречия» Кирилла Транквиллина, «Брашно духовное» и др.27
При Фотии библиотека значительно пополнилась и была приведена в относительный порядок. В Государственном архиве Новгородской области (ГАНО) сохранилась «Опись церковного имущества обители Юрьева монастыря» 1827 г., включающая «Опись церковной библиотеки», выполненной при архимандрите Фотии книгохранителем, рясофорным монахом Иоанном. В основном, она содержит богослужебную литературу, все книги систематизированы по разделам.28, 29, 30 По подсчетам архимандрита Макария, к 1860-м годам в монастырской библиотеке хранилось до 1146 книг.31
В Юрьевом монастыре хранились рукописи отца Платона, в миру Петра Петровича Шишкина. После его смерти осталась рукопись, около 1000 листов, по истории и археологии Новгородской земли. Она была выдана протоиерею П. И. Тихомирову, который использовал ее материалы в многотомной работе «Кафедра новгородских святителей». История Новгорода о. Платона охватывает период с 1033 по 1478 год.32
Книги в дорогих окладах хранились в монастырской ризнице, причем каждый храм Юрьева монастыря имел собственное напрестольное Евангелие. Немало здесь хранилось служебников и апостолов XVIII века в дорогих переплетах.33
Неизвестно, сколько денег тратилось в разные годы на приобретение литературы и содержание монастырской библиотеки. Сохранились только сведения конца 1895 г., когда Новгородской Духовной консисторией проводилась ревизия монастыря. Из справок явствует, что в 1893-м на библиотеку израсходовано 185 рублей 30 копеек; в 1894-м — на газеты израсходовано 31 рубль 69 копеек, на газеты для библиотеки — 4 рубля 69 копеек, а на ее содержание — 16 рублей 78 копеек; в 1895-м на поддержание библиотеки израсходовано 2000 рублей из средств монастыря, вложенных в Государственные процентные бумаги и составлявших 791 200 рублей.34
Судьба библиотеки Юрьева монастыря, в основном, повторяет судьбу многих других монастырских книжных сокровищниц. Пожары, опустошавшие деревянные кварталы русских городов, приводили к массовой гибели книг. С 1045-го до XIX века в Новгороде летописями было зафиксировано 108 пожаров, во время которых сгорело не менее 816 церквей.35 Сильные пожары были и в Юрьевом монастыре, например, в 1810 и 1823 годах.36 Много драгоценных манускриптов, в том числе из Юрьева монастыря, было вывезено Иваном III и Иваном Грозным во время походов на Новгород в XV и XVI вв.
После присоединения Казанского ханства к Московскому государству в середине XVI века большая задача по освоению его территории была возложена на миссионерство во главе с архиепископом Казанским Гурием. Из-за отсутствия свободного книжного фонда духовной литературы богослужебные книги изымались в большом количестве из русских библиотек и передавались во вновь открываемые Гурием церкви и монастыри. В Новгородской второй летописи под 7063 годом (1555) записано: «Того лета по всем монастырем новгородцким сбирали денги на владыку казанского на Гурья, да и книги певчий имали по монастырем, апостолы и еуагелиа и четьи в Казань».37
Еще больше оскудело книжное собрание при патриархе Никоне. По его указу многие рукописи отправлялись в Москву для исправления ошибок, допущенных переписчиками. Многие из них потом осели в крупнейших московских книгохранилищах, музеях и частных коллекциях М. П. Погодина, Н. П. Румянцева и др. А сколько рукописных и старопечатных книг сгорело на кострах...
Много ценных манускриптов погибло из-за невежественности самих монахов. При первом же своем посещении Юрьева монастыря митрополит Евгений (Болховитинов), встретил у ворот воз в сопровождении монаха. Монах объяснил, что в монастыре решили к приезду высокого гостя прибраться и потому он везет в реку «разный сор и хлам». Заметив же на возу писанные листы, митрополит велел монаху повернуть назад. Среди «хлама» были обнаружены отрывки книг XI века: «Псалтирь», «Житие св. Кондрата» и «Житие св. Феклы».
Вмешательство просвещенного иерарха не изменило положения. B. C. Передольский, новгородский краевед, основатель Новгородского общества любителей древности, вспоминал, что в 1880-е годы при разборе старых бумаг юрьевские монахи, не желая «рыться в пыли да в птичьем помете», утопили в Волхове 5 кулей книг.38
В XIX веке Юрьеву монастырю принадлежали 15 приписных монастырей: Арсениев, Клопский, Шилов, Благовещенский, Аркажский, Нередицкий, Болотов и др.59 Им передавались книги из библиотеки Юрьева монастыря и длительное время оставались там.
В 1913-м в Новгороде по инициативе архиепископа Новгородского и Старорусского Арсения был открыт Епархиальный дом, в котором разместилось Церковно-археологическое общество (НЦАО). При нем находились архив, древлехранилище и библиотека, куда из церквей и монастырей поступали вещественные памятники, рукописи, старопечатные книги, храмозданные и ставленные грамоты и многие другие ценные вещи, не использовавшиеся при богослужении. Из Юрьева монастыря в НЦАО поступили 15 писем архимандрита Фотия, Устав Новгородского общежительного первоклассного Юрьева монастыря, Библия, напечатанная в 1581 г. первым печатником Иваном Федоровым Московским в г. Остроге и др.40
В 1924 г. Юрьев монастырь был закрыт, капиталы его аннулированы, вывезено 11 ящиков ценностей, в том числе и Евангелия в серебряных окладах, украшенные драгоценными камнями.41 В 1930-е ряд рукописей и книг поступили в Новгородский музей: Евангелие московской печати 1753 года в серебряном золоченом окладе с чеканным орнаментом и пятью позолоченными дробницами работы петербургского мастера Захария Дейхмана; Евангелие в серебряном золоченом окладе, выполненном фирмой П. Сазикова в 1835 г.42 В НГМ перешли «Книга новоуказанных статей к Уложению и сборник грамот и наказов, относящихся к Юрьеву новгородскому монастырю», «Копийная книга грамот Юрьева монастыря и приписных к нему монастырей» и др.43
В НГМ хранятся печатные книги и более позднего времени: Амвросий. «История Российской иерархии», «Описание града Божия Иерусалима» (М.: Университ. тип., 1836), «Памятники древней христианской церкви или христианских древностей» / Сост. И. Ветринский. Т.1, 3 (СПб., 1829 и 1844), «50-летний юбилей Киевской духовной академии 28 сентября 1869 года» (Киев, 1869); «Свод законов Российской империи: Свод уставов казенного управления. Ч. 4, Свод уставов о повинностях рекрутских и земских» (СПб., 1832) и др.44
История библиотеки Юрьева монастыря показывает, в каких трудных условиях создавал русский народ свою культуру, просвещение, литературу. Можно считать чудом, что из далекого времени до нас дошли книги, позволяющие получить представление об одной из монастырских библиотек.

1 Глухов А. Г. ...Звучат лишь письмена: Судьбы древних библиотек. — М.: Книга, 1981. — С. 158.
2 Слуховской М. И. Русская библиотека XVI—XVII вв. — М.: Книга, 1973. — С. 6—7.
3 Сапунов Б. В. Книга в России XI—XIII вв. / Под ред. С. П. Луппова. — Л.: Наука, 1978. — С. 136.
4 Сапунов Б. В. Указ. соч. — С. 136—137.
5 Слуховской М. И. Библиотечное дело в России до XVIII в. — М.: Книга, 1968. — С. 58.
6 Там же. С. 6.
7 Толстой М. Святыни и древности Великого Новгорода. — М., 1862. — С. 229.

8 Рукописные книги собрания М.П. Погодина: Каталог. Вып. 1. — Л., 1988. — С. 61—62.
9 Кукушкина М. В. Монастырские библиотеки Русского Севера: Очерки по истории книжной культуры XVI—XVII вв. — Л.: Наука, 1977. — С. 11.
10 Слуховской М. И. Русская библиотека... — С. 33—34.
11 Макарий, архим. Описание Новгородского общежительного первоклассного Юрьева монастыря. — М.: Университ. тип., 1858. — С. 12.
12 Там же. С. 28, 50, 80.
13 ГАНС. Ф. 526. Оп. 1. Д. 12. Л. 13 об., 14.
14 Там же. Л. 27 об.
15 Макарий, архим. Указ. соч. — С. 50—51, 54—55, 57; История Российской иерархии, собранная Новгородской семинарии префектом, философии учителем, соборным иеромонахом Амвросием (А. А. Орнатским): В 6-ти ч. — М., 1815. — Ч. 4. Кн. 2. — С. 772—804.
16 Розов Н. Н. Книга Древней Руси XI—XIV вв. — М.: Книга, 1977. — С. 64.
17 Там же. С. 64; История русского искусства / Под общ. ред. И. Э. Грабаря [и др.]. — М.: Изд-во АН СССР, 1953. — С. 257.
18 Сводный каталог славяно-русских рукописных книг, хранящихся в СССР. XI—XIII вв. — М.: Наука, 1984. — С. 61—62, 72. — (АН СССР. Отдел истории. Археограф, комиссия).
19 Там же. С. 146—147.
20 Там же. С. 203—204.
21 Там же. С. 318—319.
22 Макарий, архим. Указ. соч. — С. 57—59.
23 Покровский А. А. Древнее псковско-новгородское письменное наследие. — М.: Синод, тип.,1916. — С. 52—53.
24 Там же. С. 106.
25Там же. С. 204.
26НГМ. ОПИ. Ф. 40. Оп. 1. Д. 8. Л. 65 об., 66, 66 об.
27Там же. Л. 65 об., 66, 66 об., 67, 68.
28ГАНО. Ф. 526. Оп. 1. Д. 10. Л. 249, 250 об.; Макарий, архим. Указ. соч. — С. 59-60.
29Там же. Л. 249, 250 об., 251, 252, 252 об., 253, 254 об., 255, 255 об., 256 об., 257, 257 об., 258 об., 259, 259 об., 260 об., 261, 262, 262 об., 263 об., 265, 265 об.,266, 267; Макарий, архим. Указ. соч. — С. 59.
30 Макарий, архим. Указ. соч. — С. 61.
31 Там же. С. 50, 61-62.
32 Сборник Новгородского общества любителей древности. Вып. 3 / Под ред. М. В. Муравьева. — Новгород, 1910. — С. 17—18.
33 ГАНО. Ф. 526. Оп. 1. Д. 10. Л. 124, 126 об., 127, 128, 128 об, 129, 129 об.
34 Там же. Ф. 480. Оп. 1. Д. 3495. Л. 30, 36, 41.
35 Сапунов Б. Л. Указ. соч. — С. 18.
36 Макарий, архим. Указ. соч. — С. 7.
37 Слуховской М. И. Русская библиотека... — С. 56.
38 Слуховской М. И. Библиотечное дело... — С. 149; Передольский B. C. Записки о состоянии Велико-Новгородской старины (1889 г.) // Сборник НОЛД. — Вып. З. — С. 3.
39 Макарий, архим. Указ. соч. С. 65.
40 Новгородские епархиальные ведомости. — 1915. — № 27. — С. 903; НГМ. ОПИ. Ф. 11670. Л. 62 об.; Там же. Ф. 5. Оп. 1. Д. 31. Л. 88 об.
41 Петров М. Н. Изъятие церковных ценностей в Новгородской губернии в 1920—1930-е гг. // Материалы научной конференции: 125 лет Новгородскому музею. — Новгород, 1991. — С. 216.
42 Петров М. Н. Крест под молотом. — Великий Новгород, 2000. — С. 253-254.
43 Тихомиров М. Н. Рукописи Новгородского музея // Новгородский исторический сборник. Вып. 5 / Под общ. ред. Б. Д. Грекова. — Новгород, 1939. — С. 19, 28.
44 НГМ. Опись 41799.
Тема номера

№ 16 (394)'21
Рубрики:
Рубрики:

Анонсы
Актуальные темы