Журнал для профессионалов. Новые технологии. Традиции. Опыт. Подписной индекс в каталоге Роспечати 81774. В каталоге почта России 63482.
Планы мероприятий
Документы
Дайджест
Архив журналов - № 11 (23)'04 - Информационный анализ
Основы управления знаниями
Альбина Самиуловна Крымская, кафедра гуманитарной информации СПбГУКИ

Что представляет собой понятие «управление знаниями»? Является ли оно очередным модным «увлечением» бизнеса и компаний по программному обеспечению? Надолго ли задержится этот термин
в организационной деятельности? Ответы на эти и другие вопросы помогут освоить эту концепцию
в контексте библиотечно-информационной деятельности.

Новое научное направление — «управление знаниями» (Kno-wledge Management — КМ) — мы ранее охарактеризовали в статье «Атлас знаний. Биобиблиография в технологиях управления знаниями» («Библиотечное Дело № 4 (16)), но лишь в общих чертах. Оно получило различные интерпретации, согласно которым КМ — это управление информацией, сложная работа по предоставлению доступа к источникам сетевой информации, междисциплинарная сфера, соединившая в себе такие направления, как профессиональный сервис и уникальные технологические возможности. Для обозначения управления знаниями использовались различные термины, среди которых «обмен знаниями», «организационное обучение», «управление интеллектуальным активом», которые, по сути, являются лишь отдельными элементами КМ. Наличие множества определений термина усложнило его понимание и в некоторых случаях привело к неприятию самой концепции «управления знаниями». Поскольку данная проблема вызывает много споров, остановимся подробнее на самой концепции КМ.

Понятие
«управление знаниями»
Словосочетание knowledge management впервые прозвучало в 1986 г. на конференции в Швейцарии (проводилась Международной организацией труда под эгидой ООН), в докладе американского ученого Карла Виига. Сам термин возник по аналогии с такими понятиями, как «управление данными», «управление информацией», и на русский, как и на другие языки (в немецком — Wissensmanagement, в испанском — Gestion del Conocimiento) был переведен дословно — «управление знаниями».
Объединение понятий «знание» и «управление» сразу же вызвало много споров вокруг объекта управления и самого процесса. Одни исследователи считали, что управлять знаниями нельзя, рассматривая знание, в первую очередь, как философскую категорию, другие — что можно, понимая под «знанием» информацию и данные, либо трактуя процесс управления знаниями как управление средой, в которой они производятся. Эти споры привели к тому, что для термина «управление знаниями» до сих пор нет однозначной дефиниции. «Спросите десятерых специалистов по управлению знаниями и вы получите 30 определений», — отмечает Стив Барт.1
Наличие множества определений КМ вызвано в первую очередь широтой трактовки понятия «знания». Согласно мнению ведущих специалистов по управлению знаниями, в него включены такие понятия, как опыт, интуитивное знание, навыки, умения и др. Они определяются как скрытые знания (персональные), которые передаются путем прямого контакта либо с помощью специальных процедур извлечения знаний.2 Скрытые знания существуют наряду с явными (формализованными) знаниями, которые могут быть зафиксированы — представлены в книгах, базах данных и т. д.
Именно концепция личностного знания привела к спорам вокруг КМ, поскольку часто происходит отождествление управления знаниями с управлением сознанием — другими словами, КМ рассматривается как манипуляция сознанием. Но следует отметить, что понятие «управление» в начале XXI в. приобрело новое значение: оно стало больше ориентироваться на отдельную личность, перестало носить административный характер, основанный на принуждении. В современной концепции КМ понятие «управление» характеризуется как «направление» процесса циркуляции знаний и их целесообразного использования для социальной практики и получения нового знания. В качестве объекта КМ выступают: экспертные данные и факты; авторские обобщения и концепции; общепринятые или широко распространенные представления об объектах материального и духовного мира; профессионально-методологическое знание в каждой сфере; субъективное представление об объектах, процессах, существующее без фиксации на материальных носителях («экспертное» знание).
Управление знаниями — это совокупность процессов, которые руководят созданием, распространением и использованием знания для выполнения целей организации. Процесс управления знаниями идет по четырем основным направлениям:
• исследование знаний и их систематизация;
• осознание знаний и определение их ценности;
• планирование и осуществление действий в соответствии с результатами анализа знаний;
•постоянная капитализация и переосмысление знаний.3
Подобные процессы свойственны библиотечно-информационной деятельности, что позволило бы отождествить ее с КМ, если бы не одно обстоятельство. В управлении знаниями основное внимание уделяется извлечению скрытых знаний, а библиотечная деятельность ориентирована на хранение и распространение имеющихся знаний, которые представлены в документах. Существенное отличие КМ-технологий от библиотечно-информационных состоит в выявлении скрытого знания, его формализации и интегрировании с внутренними и внешними знаниями.

Концепция КМ
Концепция управления знаниями сформировалась в бизнес-среде в качестве ответа на вопрос: как собрать необходимые знания и довести их до лиц, принимающих решения. Основные причины ее появления: глобализация экономики, информационная перегрузка сотрудников компаний, значительные затраты рабочего времени сотрудников на поиск нужной информации, потеря опыта и знаний сотрудников в случае их ухода из компании, необходимость управления входящими информационными потоками и знаниями о клиентах и партнерах, возможности информационных технологий в быстрой переработке информации, дублирование работы сотрудниками.
Большинство специалистов выделяют два ключевых события в истории развития этой концепции: возникновение термина «работник знания» (1959) и введение понятия «скрытое знание» в деятельность фирм (1995).
Первое связано с именем американского ученого-теоретика менеджмента Питера Дракера. Именно он в 1959 г. ввел в научный оборот термин «работник знания» (knowledge worker) — человек, который имеет образование, полученное в учебном заведении, и способности приобретать и применять теоретические и аналитические знания, имеет совершенно иной, новый подход к работе и иной склад ума.4 Это человек, который средства труда «носит при себе».
Несмотря на то, что к середине 1980-х важность знания как конкурентоспособного актива была очевидной, классическая экономическая теория не рассматривала знание как актив компании, а в большинстве организаций отсутствовали стратегии и методы управления знанием. Хотя ряд крупных зарубежных компаний («Бритиш эйруэйз», «Юнилевер» и др.) уже тогда использовали базы знаний в системах автоматизации конторских работ.5 Но лишь с конца 1980-х гг. вопрос «управления знаниями» начинает привлекать внимание специалистов благодаря регулярным публикациям на страницах бизнес-журналов Fortune, The Economist, Forbes и др.6
Участие специалистов из разных областей в разработке концепции управления знаниями обусловило ее комплексный характер. В результате сформировалось три подхода, условно называемые «европейский» («измерение знания» — управление интеллектуальным капиталом, который может учитываться в стоимости компании), «американский» (непосредственное «управление знаниями» с целью оптимизации работы с клиентами) и «японский» («создание знания» с акцентом на инновационной деятельности).7
Вторым значимым событием в развитии темы «управления знаниями» стал выход монографии японских ученых Икуджиро Нонаки и Хиротаки Такеучи «Компания, создающая знание» (1995), которая получила широкое признание специалистов по управлению знаниями и является на сегодняшний день наиболее цитируемой в мире для данной концепции.8
Пик популярности темы «управление знаниями» приходится на 1996—1997 гг. Именно этот период называют «бумом знания» (П. Дракер, Д. Скёрм, Х. Такеучи и др.) Только за первые пять месяцев 1997 г. в свет вышло пять новых книг по организационному знанию и интеллектуальному капиталу! В 1996 г. в США и Европе прошло около 40 конференций по управлению знаниями. Рынок услуг по управлению знаниями в 1994 г. составил $400 млн, а в 1996 г. — $2,6 млрд.9 С середины 1990-х гг. в учебных программах зарубежных вузов появляется такая специализация, как «специалист по управлению знаниями» (Harvard Business School, Fraunhofer IPK, George Mason University, University of California, и др.).
В России новая тема привлекла внимание ученых лишь к началу XXI в.,10 хотя информационные основы КМ были заложены намного ранее в работах В. М. Глушкова, Л. С. Козачкова, Ю. А. Шрейдера, Р. Ф. Гиляревского и др.
Глубокие революционные изменения в бизнесе, произошедшие в 1990-х гг., повлекли за собой понимание важности знания и первые шаги в создании организациями механизмов обретения, накопления и применения знаний. Если раньше знания рассматривались как некоторый запас данных и информации, обладающих определенным содержанием, то в 1990-е гг. на первый план вышла внутриорганизационная «жизнь» — процесс существования знаний. Возникла потребность не просто обладать какими-то знаниями, а создавать новое знание быстрее других. Сегодня концепция «управления знаниями» признана главным элементом любой деятельности.

Перспективы
Управление знаниями — перспективная технология для библиотечно-информационных работников. Библиотекари собирают, передают и сохраняют зафиксированные в документах знания. Они организуют и управляют хранилищем знаний, документальными потоками, занимаются поиском необходимой информации. Используют собственные явные и скрытые знания для создания нового профессионального знания, которое из скрытого перетекает в явное, особенно в процессе уточнения запросов. Умения анализировать, оценивать и синтезировать информацию позволяют библиотекарям обеспечивать качественное библиотечное и информационное обслуживание читателей.
По этим причинам многие зарубежные специалисты стали поднимать вопросы о лидерстве библиотекарей в обществе знания.11 С 1998 г. тема «управления знаниями» стала одной из дискуссионных на сессиях ИФЛА. В докладах библиотечно-информационных специалистов неоднократно звучали призывы к пересмотру собственной роли в современном обществе.12 Среди новых функций, необходимых библиотечным специалистам для управления собственными профессиональными знаниями, называются: выявление неявных знаний, создание инфраструктуры по управлению знаниями, идентификация явных и скрытых знаний внутри организации, определение актуальности знания, а в целом — управление интеллектуальным капиталом собственных учреждений и отрасли в целом.
Мы уже рассматривали влияние концепции управления знания на библиографию, а также роль библиографии в процессе управления знаниями.10 Здесь же отметим основные причины, стимулирующие внедрение самой концепции. К их числу можно отнести:
• повышение престижа библиотеки за счет быстрого освоения передовых технологий и обеспечения адаптации работников к постоянно меняющимся условиям;
• оперативное реагирование библиотекарей на информационные потребности специалистов;
• формирование интеллектуального капитала учреждения;
• сохранение и взаимоиспользование уникального знания в библиотеке;
• сокращение периода адаптации новых сотрудников (подготовка «пакетов знаний», которые могут включать методики, технологии, процедуры, руководства, письма, новости, слабоформализуемые сведения о читательской аудитории и ее информационных потребностях и т. д.);
• быстрое пополнение знаний сотрудников;
• формализация скрытых знаний (например, методики выполнения сложных библиографических запросов).
В отечественной библиотечной печати уже появлялись статьи, раскрывающие некоторые вопросы этой концепции, а также посвященные новым специальностям в библиотеках,13 но без дальнейшего их обсуждения.
В связи с этим актуальными являются проблемы адаптации библиотечных работников к концепции управления знаниями. Как показал опыт фирм, которые уже реализовали КМ-проекты, они связаны, прежде всего, с человеческим фактором. В частности, это:
• ограниченные возможности приобретения знаний людьми и организациями;
• нежелание людей делиться знанием;
• сложность процесса передачи собственного знания;
• боязнь, что может выйти на поверхность незнание: «А вдруг выяснится, что я делаю что-то не так?»;
• проблема восприятия нового знания;
• внутреннее отторжение самого термина «управление знаниями» как ограничивающего свободу личности.
Конечно, нельзя считать концепцию управления знаниями принципиально отличной от общих принципов жизни библиотечного сообщества. Истоки близкого восприятия работы библиотеки как целостного хранилища знаний можно найти еще в трудах Каллимаха. Важно увидеть положительный опыт проектов, уже реализуемых в зарубежных библиотеках. Дискуссионные материалы, информацию о проектах можно найти в Сети при обычном запросе по термину «управление знаниями». Правда, поисковые системы выдают от 100 000 ссылок на профильные материалы. Из отечественных публикаций можно начать с просмотра монографии А. Л. Гапоненко.14 Из переводных работ лучше всего обратиться к книге И. Нонаки — одного из основоположников концепции управления знаниями.15
Освоение этой концепции позволит увидеть нарастающую значимость информационной аналитики в целом и уважительного отношения к профессиональному знанию каждого библиотечного сотрудника.

1 Barth Steve. Defining Knowledge Management: [Электронный ресурс] / Steve Barth // CRM Magazine. — Режим доступа: URL: http://www.destinationcrm. com/dcrm_ni_article.asp?id=121&art=mag
2 Концепция скрытого знания была заложена в работе Майкла Полани «Личностное знание. На пути к посткритической философии» (М., 1985). В 1980-е гг. его идеи активно начали развивать теоретики управления знаниями К. Свейби и И. Нонака.
3 Мартынов В. Управление со скоростью света: [Электронный ресурс] / В. Мартынов, В.Демин // eCommerce World. — 2001. — № 2. — Режим доступа: URL: http://www.osp.ru/ecom/2001/02/012.htm
4 Drucker Peter. The Age of Social Transformation: [Электронный ресурс] / Peter Drucker // The Atlantic Monthly. — 1994. — Nov. — Режим доступа: URL: http://www.theatlantic.com/politics/ecbig/soctrans.htm
5 Акимов В. П. Приложения «интеллектуальной» технологии к социальной и экономической деятельности (Обзор) / В. П. Акимов, А. Н. Баранов, О. В. Звегинцева, и др. // Информационная технология и наука: Сб. обзоров и реф. / Отв. ред. А. И. Ракитов. — М.: ИНИОН, 1989. — С. 128.
6 From tiny inspirations... // The Economist. — 1989. — Dec. 23. — P. 101; A question of communication; A curriculum for change // The Economist. — 1990. — June 16. — P. 11.
7 Nonaka Ikujiro. The Knowledge-creating company / Ikujiro Nonaka // Harvard Business Review. — 1991. — Vol. 69. — Issue 6. — Nov./Dec. — P. 96—104; Takeuchi Hirotaka. Beyond Knowledge Management: Lessons from Japan: [Электронный ресурс] / Hirotaka Takeuchi. — Режим доступа: URL: http://www.sveiby.com/articles/ LessonsJapan.htm
8 На русском языке книга вышла в издательстве «Олимп-Бизнес» в 2003 г. под названием «Компания — создатель знания».
9 Takeuchi Hirotaka. Beyond Knowledge Management: Lessons from Japan: [Электронный ресурс] / Hirotaka Takeuchi. — Режим доступа: URL: http://www. sveiby.com/articles/LessonsJapan.htm
10 Подр. см.: Крымская А. С. Атлас знаний. Биобиблиография в технологиях управления знаниями / А. С. Крымская // Библиотечное Дело. — 2004. — № 4. — С. 16—19.
11 Corrall Sheila. Knowledge Management. Are we in the Knowledge Management Business? [Электронный ресурс] / Sheila Corrall. — Режим доступа: URL: http://www.ariadne.ac.uk/issue18/knowledge-mgt
12 Seonghee Kim. The roles of knowledge professionals for Knowledge Management: [Электронный ресурс] / Kim Seonghee. — Режим доступа: URL: http://www. ifla.org/IV/ifla65/papers/042-115e.htm
13 Деревянко Е. В. Навигаторы знания: будущее библиотечной и информационной профессии [По материалам заруб. печати 1998—1999 гг.] / Е. В. Деревянко // Библиотековедение. — 2000. — № 2. — С. 8—11; Гордукалова Г. Ф. Визуализация знания: прошлое и будущее // Мир гуманитарной культуры Д. С. Лихачева: Междунар. Лихачевские научные чтения 24—25 мая 2001 г. — СПб., 2001. — С. 73—76; Управление знанием в информационных формах визуальных представлений // Проблемы деятельности ученого и научных коллективов: Междунар. ежегодник. — СПб., 2002. — Вып. XVIII. — С. 91—97; Багрова И. Ю. Есть ли у библиотеки будущее в XXI веке: Обзор англоязыч. лит. 90-х гг. / И. Ю. Багрова // Библиотековедение. — 1999. — № 1. — С. 138—151; Лопатина Н. В. Профессия библиографа в период информатизации / Н. В. Лопатина // Мир библиографии. — 1998. — № 3. — С. 35—37, и др.
14 Гапоненко А. Л. Управление знаниями [Электронный ресурс] / А. Л. Гапоненко. — Режим доступа: URL: http://www.koism.rags.ru/publ/download.php
15 Нонака И., Такеучи Х. Компания — создатель знания: Зарождение и развитие инноваций в японских фирмах / И. Нонака, Х. Такеучи; [Пер. с англ. А. Трактинский]. — М.: Олимп-Бизнес, 2003. — 361 с.
Тема номера

№ 13 (271)'16
Рубрики:
Рубрики:

Анонсы
Актуальные темы